Последние инциденты в российских музеях могут быть звеньями одной цепи

Главная задача повлиять на общественное сознание и подготовить информационный фон для новых законодательных мер или кадровых решений, — говорится в заявлении Союза музеев.

Читайте также
История с похищением картины Куинджи закончилась относительно благополучно

Исаакиевский собор останется музеем. Правительство Петербурга посчитало, что передача объекта в ведение епархии ляжет непосильным бременем на бюджет города

В частности речь идет о нападении на картину Репина «Иван Грозный и сын его Иван», краже пейзажа Архипа Куинджи «Ай-Петри. Крым»,  дефиле обнаженных людей во время выставок, а также появившихся в СМИ сообщениях о неудовлетворительных результатах проверки систем безопасности в крупных хранилищах. В объединении подчеркивают, что обществу внушают идею о том, что «сотрудники музеев не умеют хранить доверенные им сокровища, и их следует передать в другие, более надежные руки». Интересантов в Союзе музеев, впрочем, не называют.

Председатель комиссии по образованию, культуре и науке Заксобрания Петербурга Максим Резник Я склонен доверять Союзу музеев. Мой опыт работы подсказывает, что эта организация действительно стоит на страже интересов музейного дела. Другое дело, что обвинения по принципу «если кто-то кое-где у нас порой» всегда вызывают много вопросов. Кого конкретно обвиняет Союз музеев в организации этой кампании? Так или иначе, Союз музеев привлекает внимание к тому, о чем говорил Михаил Борисович Пиотровский давно, о необходимости не давать ослабевать охране музейного наследия, музейного фонда. Эти скандальные ситуации, которые происходили, просто проявляют наличие проблем. Дискредитация Союза музеев может быть как со стороны чиновников, так и со стороны, например, организации под названием РПЦ. Противостояние по ряду объектов, как мы знаем, идет и позиция Пиотровского по таким значимым для Петербурга вопросам, как Исаакиевский собор была не очень приятна иерархам. Возможно, абсолютно безосновательно с моей точки зрения, они таким образом пытаются обратить внимание, что они могли бы быть лучшими хранителями. Хотя история Казанского собора в Петербурге показывает, что это совершенно не так.

К слову, провокацией в профессиональном сообществе считают и недавний перформанс в Историческом музее. Напомним, несколько журналистов «Московского комсомольца» отвлекли охрану и повесили свою картину на выставке «Николай II. Семья и престол». Позже активисты признались, что это была попытка проверить систему безопасности музея. На инцидент накануне отреагировал министр культуры Владимир Мединский. Он призвал отнестись к акции с юмором, отметив, что это лишь привлечет дополнительное внимание россиян и туристов к выставке.

Вице-президент Творческого союза художников России, галерист Феликс Комаров Если говорить о теории заговора, то какова цель этих заговорщиков? Подвергнуть качественному изменению всего музейного дела. А что за этим стоит? Где выгода? Чтобы ни произошло, дождь пошел на улице, если крыша музея протекает, то это повод для того, чтобы серьезнее подойти к конструкции здания, к ремонту и так далее. Не важно какой повод, как это получилось, надо серьезнейшим образом подойти к системе организации всего музейного дела. Безопасность отдельная история, как и сам подход к организации экспозиции, к посещению музеев. Не надо бороться с плесенью, надо бороться с сыростью.

На проблему безопасности музеев на днях обратила внимание и Ольга Голодец. По словам вице-премьера, охрану бесценных коллекций нужно перевести на новый уровень. Она добавила, что в правительство уже поступили предложения об использовании современных систем, в том числе и российского производства, а часть из них уже поставлена в отдельный музей.

Источник: businessfm.spb.ru

Добавить комментарий