Ядерное фиаско фашистской Германии и урановые трофеи Второй мировой

В 2013 году Тимоти Кёт (Timothy Koeth), физик из Университета Мэриленда, получил необычный подарок на день рождения. Выглядел он как маленький матерчатый мешочек, внутри которого хранился небольшой предмет, завёрнутый в коричневую бумагу.

Внутри свёртка был тяжёлый металлический кубик и записка: «Привезённый из Германии ядерный реактор Гитлера. Подарок Ниннингера».

Артефакт стал поводом провести расследование, результаты которого опубликованы в мае 2019 года в журнале Physics Today. Статья Кёта и его соавтора Мириам Хиберт (Miriam Hiebert) «Отслеживание путешествия уранового куба» раскрывает не только историю радиоактивного подарка, но и причины провала попытки создания работающего ядерного реактора в Германии в конце Второй мировой войны.

Урановый куб — один из 664 элементов конструкции, напоминающей люстру. «Люстра» опускалась в тяжёлую воду для контроля скорости ядерного распада. Немецкие физики-ядерщики пытались построить экспериментальный реактор — и у них были реальные основания верить в успех проекта. В команде был один из отцов квантовой механики, физик-теоретик Вернер Гейзенберг (Werner Karl Heisenberg).

Небольшая экспериментальная лаборатория немцев скрывалась в подвалах замка Хайгерлох — с 1980 это музей (Atomkeller-Museum).

Вход в «ядерный погреб».

«Этот эксперимент был их последней и самой близкой к успеху попыткой создать самоподдерживающийся ядерный реактор, но в активном ядре не было достаточного количества урана для достижения этой цели», — говорит Кёт.

Кёт и Хиберт пишут о том, что кроме 664 кубов урана в Хайгерлохе в Германии был ещё уран — 400 кубов находились в другой лаборатории.

«Если бы немцы объединили свои ресурсы, а не разделили их между отдельными конкурирующими экспериментами, они могли бы построить работающий ядерный реактор, — говорит Хиберт. — Это подчёркивает, возможно, самое большое различие между немецкими и американскими ядерными исследовательскими программами. Немецкая программа была разделённой и конкурентной, в то время как американский Манхэттенский проект был централизованным».

Как близко подошли немцы к работающему ядерному реактору?

Это до сих пор сложный вопрос, но «было подсчитано, что эксперимент с реактором в Хайгерлохе потребовал бы примерно на 50% больше урана для запуска, — утверждает Кёт. — Даже если бы 400 дополнительных кубов были доставлены в Хайгерлох для использования в эксперименте с реактором, немецким учёным всё равно потребовалось бы больше тяжёлой воды, чтобы заставить реактор работать. Несмотря на то, что Германия была родиной ядерной физики и имела почти двухлетнюю фору, не было никакой непосредственной ядерной угрозы от Германии к концу войны».

Кёт и Хиберт попытались проследить путь урана из Хайгерлоха, который в конечном итоге был отправлен в США.

«Кубики разошлись по всей стране, — рассказывает Хиберт. — Мы не знаем, сколько было роздано и что случилось с остальными, но, скорее всего, много таких кубов хранится в подвалах и офисах по всей стране, и мы хотели бы их найти!»

Солдаты армии США и урановые трофеи.

Многие вопросы остаются без ответа, и главный из них: сколько этих кубов всё ещё существует, и что с ними происходит?

«Мы надеемся поговорить с как можно большим количеством людей, которые имели контакт с этими кубами, — говорит Хиберт. — Сколько бы мы ни узнали о нашем кубе и других подобных ему, у нас до сих пор нет ответа на вопрос, как именно он оказался в Мэриленде через 70 лет после захвата союзными войсками в южной Германии».

Работа Кёта и Хиберт не завершена — они хотят узнать больше и о судьбе других 400 кубов, которые, вероятно, оказались на чёрном рынке в Европе после войны.

Источник: 22century.ru

Добавить комментарий