В ЕС готовится новое законодательство о копирайте в интернете. Какие ожидаются последствия?

Статьи 13 и 11 новой директивы готовят интернету совсем не ту судьбу, какой её хотели бы видеть многие. А именно — мы рискуем лишиться мемов, а также потерять мелкие новостные сайты, отдав большую часть происходящего на откуп новостным гигантам.

Авторское право в ЕС регулируется рядом директив, в частности, Директивой о копирайте (Copyright Directive) 2001 года. 20 июня 2018 года Комитетом Европейского парламента по юридическим вопросам (European Parliament Committee on Legal Affairs) была предложена Директива об авторском праве на Едином цифровом рынке ЕС (Directive on Copyright in the Digital Single Market 2016/0280), которую в пересмотренном виде 26 марта утвердил Европарламент большинством голосов (348 к 274). Чтобы текст директивы стал законом ЕС, он должен быть одобрен Европейским советом (ЕС). Процедура пройдёт 9 апреля.

Директива призвана регулировать ситуации с новыми типами авторских работ. Законы копирайта, принятые раньше, частично потеряли актуальность с появлением новых медиажанров, например, YouTube блогов. Гигантам индустрии музыки и кино не нравится регулярное использование цитат из коммерческих клипов и фильмов. Поэтому в ЕС рассудили, что необходимо эту область зарегулировать. Заметим, что директива — это всего лишь директива, и каждое государство ЕС должно будет за определённый срок принять соответствующий закон, отражающий её принципы, или поправки к уже существующим актам.

Самые проблемные разделы — это статья 11 и статья 13.

Согласно последней, сайты, на которых пользователи могут размещать свой контент, например YouTube, Vimeo, Facebook, Twitter или SoundCloud, сами становятся юридически ответственными за содержание этого контента и за случаи, когда пользователи выставляют вещи, защищённые копирайтом. Иными словами, если соответствующий закон будет в силе и кто-то из юзеров «повесит» на своём канале песню Монеточки с самодельным клипом из слайдов, то оштрафуют YouTube, а не пользователя.

Статью 13 за глаза назвали «баном мемов» (meme ban). Она может стать препятствием к созданию мемов как таковых — потому что многие из них основаны на переосмыслении уже существующего контента, который часто бывает защищён авторскими правами. Приведём иллюстрацию. Многие помнят мем «Трололо» с песней Эдуарда Хиля «Вокализ», ставший популярным ещё при жизни советского певца. Если бы в то время действовали законы, соответствующие букве статьи 13, и мы жили бы в ЕС, то создателю мема пришлось бы подписывать контракт с Хилем (или другими владельцами авторских прав на песню и соответствующий клип), чтобы размесить мем на YouTube. Это слишком хлопотно, поэтому мема бы не случилось.

У подобных сайтов есть два выхода: заблокировать загрузку для пользователей из стран ЕС, либо внедрить автоматические фильтры, которые будут инспектировать содержание загружаемого материала на предмет нарушения копирайта. Но такие фильтры могут значительно усложнить загрузку: проверка может занимать много времени, кроме того, алгоритмы имеют свойство делать ошибки, например, принимать оригинальный контент за плагиат. Представители YouTube намекнули, что если их принудят использовать подобные фильтры, которые по умолчанию не могут работать безошибочно, то они предпочтут блокировать контент из стран ЕС.

Если всё-таки директива найдёт отражение в законах, то многие «креативщики» могут оказаться не у дел — они привыкли миксовать уже существующие вещи, обсуждать и высмеивать вырезки из видео. Если всё это запретят, то потребуется новое поколение «креативщиков», которые либо смогут изящно обходить законы, либо будут создавать оригинальные работы.

NB. Требование создавать всё исключительно с чистого листа не вяжется с историей, культурой и здравым смыслом. В частности, интернет-мемы — это форма нового фольклора, так утверждают многие фольклористы. Фольклор же всегда базировался на уже готовых высказываниях, переиначивая, интерпретируя их.

Кроме этого, непонятно, будет ли статья действовать ретроспективно — а именно, нужно ли будет удалять уже существующие мемы.

Статья 11 тоже не сулит ничего хорошего. Благодаря ей пользователи будут видеть меньше новостей в социальных медиа, так как последним придётся платить за то, что они будут транслировать на своих страницах чужой новостной контент, даже в виде превью. Казалось бы, хорошо! Больше не нужно будет невольно узнавать про то, с кем провела вечер Ким Кардашьян. Но из-за этого же мелким новостным сайтам будет сложнее нарастить аудиторию. Возможно даже, что крупные соцсети сформируют свой штат новостников. Google провёл эксперимент и пришёл к выводу, что агрегаторы новостей, соответствующие новому законодательству, могут выглядеть так:

Так могут выглядеть агрегаторы новостей в согласии со статьёй 11.

Некоторые считают, что инициатива убьёт свободу в интернете, в то время как другие придерживаются мнения, что без GDPR и без поправок к Директиве о копирайте никакой настоящей свободы в интернете быть не может.

Исключения могут быть сделаны лишь для сайтов, отвечающих трём критериям:

    Стартап активен в течение менее чем трёх лет
    Годовой доход сайта — менее 10 миллионов евро
    У сайта менее 5 миллионов визитов в месяц

Ранее были публикации, утверждавшие, что Евросоюз «одумался», но они не выдержали проверку временем.

Также стоит отметить, что, подобно GDPR, последствия принятия директивы будут ощущаться не только в Европе, но и по всему миру.

Источник: 22century.ru

Добавить комментарий