Апостроф (Украина): без свежей еды и с политической разрухой — британский политолог о сценариях Брексита

Уже 12 апреля Великобритания может официально выйти из ЕС, если до этого парламент не утвердит правительственное соглашение о выходе. Палата общин уже трижды отказалась поддерживать соглашение. Также во время оценочных голосований парламентарии не поддержали ни один из связанных с Брекситом сценариев. И только 4 апреля нижняя палата британского парламента с перевесом в один голос поддержала инициативу правительства обратиться к ЕС с запросом о новой отсрочке Брексита.

5 апреля стало известно, что Лондон просит перенести Брексит на 30 июня. В то же время со ссылкой на источники в Брюсселе СМИ сообщают, что ЕС предложит «гибкую» отсрочку на 12 месяцев, которую можно будет сократить. Какое-то решение ЕС может принять на заседании Европейского совета 10 апреля.

О сложившейся ситуации «Апостроф» пообщался с Саймоном Ашервудом, преподавателем политологии в Университете Суррея и заместителем директора программы «Соединенное Королевство в меняющейся Европе» (UK in a Changing Europe) Совета по экономическим и социальным исследованиям (ESRC).

Саймон Ашервуд: Он является отражением крайне сложной ситуации, в которой оказалась Мэй. До сих пор она пыталась добиться утверждения ее планов собственной партией. Она теперь понимает, что некоторые ее депутаты никогда не поддержат соглашение о выходе из ЕС через соглашения о «бекстопе» (механизм, призванный гарантировать максимальную открытость границы между Республикой Ирландия и Северной Ирландией, — «Апостроф»). Как следствие, ей нужно выяснить, может ли она рассчитывать на поддержку оппозиции — Лейбористской партии. Ценой за это послужат какие-то изменения в политической декларации о возможных будущих отношениях Великобритании с ЕС.

— Это еще очень неуверенно. Если эти опции станут частью соглашения между Мэй и Корбином, тогда да — возможно, они станут приемлемыми. Но если парламенту в дальнейшем надо будет принять решение без правительственного соглашения, если Мэй не достигнет договоренностей с Корбином, будут еще оценочные голосования. И мы до сих пор не знаем, что будет. Все до сих пор считают, что могут достичь желаемого для себя варианта Brexit (или его отсутствия), и не видят причин идти на компромисс.

— Новая отсрочка необходима, потому что до 12 апреля Великобритания должна представить план. А для этого нужно, чтобы парламент поддержал соглашение. Но также нужно больше времени для законодательной работы, чтобы перевести соглашение в британское законодательство. На это уйдут недели. Именно поэтому Тереза Мэй вчера (2 апреля — «Апостроф») сказала, что будет просить ЕС о еще одной отсрочке — после 12 апреля и до 22 мая. Поддержки парламентом соглашения недостаточно, чтобы решение о выходе из ЕС вступило в силу. Отсрочка понадобится, даже если сейчас Великобритания примет соглашение.

— ЕС очень не хочет давать больше времени для этого процесса, если не получит план. Именно план Великобритании будет условием отсрочки. Другим является то, что Соединенное Королевство не готовится проводить европейские выборы 23 мая, чтобы не было никаких вопросов относительно легитимности нового состава Европейского парламента. Еще одним условием будет, пожалуй, то, что если Великобритания хочет идти по пути, предложенном Терезой Мэй, парламент должен одобрить соглашение до понедельника, потому что на среду запланирована встреча Европейского совета. И до тех пор ЕС нужно знать, что Великобритания показывает серьезность своих планов — то есть нужны действия, а не только слова.

— Пока есть сострадание Великобритании, признание, что это очень сложная ситуация. Но этого сочувствия, наверное, уже меньше, чем раньше. Действительно поражает, что сейчас ЕС значительно больше говорит, что готов к выходу Великобритании без соглашения; говорит, что больше нет времени для этой драмы — нужные решения. Думаю, что ЕС пытается относиться с пониманием, одновременно защищая собственные интересы. И очень четко это видно в вопросе европейских выборов: если Великобритания не подготовится к ним, сложно будет представить себе дальнейшие отсрочки.

— В конечном итоге соглашение о выходе утвердят, хотя не знаю, когда. До сих пор многие политики и представители британской общественности толком не поняли, что все дискуссии о будущих отношениях зависят от утверждения соглашения о выходе: нужно выйти, прежде чем можно будет начать переговоры о будущих отношениях. И единственная согласованная Британией и ЕС возможность выйти — это как раз это соглашение. И во время переходного периода будет новая большая дискуссия о том, какими могут быть будущие отношения между Соединенным Королевством и ЕС. До сих пор плохо понимают, какие варианты доступны для Британии. Новый референдум маловероятен, всеобщие выборы лишь немного вероятны. Таково наше положение.

КонтекстБрексит: «чрезвычайно унизительный для страны момент» (Sky News)Sky News17.03.2019Брексит приближает час шотландской независимостиИноСМИ04.02.2019Carnegie: унижение вместо величия. Как продолжится Брексит после провала в парламентеCarnegie Moscow Center19.01.2019Delfi.lv: что ждет латвийцев после провала плана Мэй?Delfi.lv16.01.2019— Есть две составляющие. Первая — североирландских депутатов беспокоит, что это ставит Северную Ирландию в другое положение, если сравнить с остальными частями Соединенного Королевства. Для сторонников принадлежности Северной Ирландии к Британии любые изменения в ситуации неприемлемы. Они боятся, что это шаг к тому, что Северная Ирландия или присоединится к Республике Ирландия, или определенным образом получит независимость. Другая проблема заключается в том, что структура «бекстоп» означает, что для прекращения его применения нужны договоренности Великобритании и ЕС. Поэтому, наверное, многие депутаты считают, что это какая-то ловушка, что «бекстоп» — это то, как ЕС хочет видеть отношения в долгосрочной перспективе, и поэтому всегда отказываться останавливать его действие. Я понимаю оба опасения, но ЕС четко высказался, что «бекстоп» не является хорошим механизмом, так как создает для них много технических и юридических проблем. А ирландское правительство очень четко дало понять, что это не часть плана забрать Северную Ирландию у Соединенного Королевства. Поэтому многое зависит от того, кому и во что ты веришь.

— Главным последствием будет огромный беспорядок: экономическая дестабилизация; длинные задержки на границах; перебои в поставках товаров для бизнеса, еды, прежде всего свежей; некоторые контакты, вероятно, будет невозможно выполнять; права людей будут в очень неопределенном положении. Также будет политическая разруха: выход без соглашения будет означать, что обе стороны (то есть ЕС и Великобританию — «Апостроф») будут обвинять в случившемся.

Это не значит, что Великобританию ждет крах, но нужно будет восстанавливать отношения. ЕС и Великобритания останутся очень близкими, и им надо будет искать отношения. ЕС дал понять, что в случае выхода без соглашения для них будет приоритетом еще раз попробовать решить прекращение членства Великобритании: это касается вопросов финансовых обязательств, защиты открытой границы в Северной Ирландии. То есть все, что есть в соглашении о выходе, останется приоритетом для ЕС в дискуссии о будущих отношениях.

Великобритания поймет, что ее отношения с ЕС очень долго будут крайне сложными, если не будет соглашения. И это будет иметь свою цену для Британии в мире: другие страны могут задуматься, является ли она надежным партнером, с которым следует развивать отношения.

— Правительство в очень слабом положении. Очевидно, что в Терезу Мэй не очень верят. Пока ее положение в безопасности, но в определенный момент она может почувствовать, что не может дальше оставаться на должности. Консервативная партия не может договориться о том, что следует делать. Внутри партии много разногласий, которые не просто преодолеть и Терезе Мэй, и новому лидеру. То есть политика и руководство под вопросом. И кто заменит Терезу Мэй? В партии нет никого, кто бы казался лидером, способным ее объединить. Зато будет большая стычка между сторонниками жесткого и мягкого подходов. И не понятно, кто победит.

— Настоящая опасность заключается в том, что это производит очень плохое впечатление о политике и политиках. Уже понятно, что общественность считает переговоры плохими, что правительство и ЕС поработали плохо. И есть риск, что из-за этого люди отвернутся от политики и участия в ней. Возникает очевидная опасность, что через месяцы или годы появится какой-то популист, который скажет, что все это плохо, и необходимы радикальные изменения. В основном люди устали от этого процесса, но также понимают, что это важно, и хотят, чтобы политики хорошо выполнили работу.

 

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Добавить комментарий