Atlantic Council (США): иллюзии путинской России

Понять режим Владимира Путина гораздо проще, чем может показаться на первый взгляд. В октябре 1939 года Уинстон Черчилль (Winston Churchill) произнес ставшую крылатой фразу: «Россия — это страна, где загадка завернута в головоломку, а головоломка в ребус. Но, возможно, есть ключ — ее национальные интересы». Так вот, это все в прошлом. Сегодня ключ — кумовской капитализм. Весь Путин заключается в двух вещах — власти и богатстве.

В январе 2000 года на Всемирном экономическом форуме в Давосе американская журналистка Труди Рубин (Trudy Rubin) задала российской делегации сакраментальный вопрос: «Кто такой господин Путин?». Они поступили мудро, ничего не ответив. За первый свой президентский срок (2000-2004) Путин прибрал к рукам власть, став всем для всех — а российская рыночная экономика заработала как никогда. Напрашивается параллель — первый срок турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана (Recep Tayyip Erdogan) (2003-2007). Но, сосредоточив в своих руках всю полноту власти, оба начали деградировать.

Второй президентский срок Путина предопределил арест Михаила Ходорковского, главного владельца и генерального директора нефтяной компании ЮКОС и самого богатого человека России — он был арестован 25 октября 2003 года. Последовавшая конфискация имущества ЮКОСа по сути своей вылилась в войну с олигархами, но другие крупные бизнесмены предпочли смолчать. Суть второго срока Путина — государственный капитализм. Путина не заботила ни эффективность, ни общественные ценности, ни прибыльность государственных компаний. Он стремился лишь заполучить контроль через своих верных соратников, которые передавали излишки ему и его друзьям. Соответственно, рыночная стоимость Газпрома упала с пикового значения в 369 миллиардов долларов в мае 2008 года до почти 60 миллиардов долларов. Генеральный директор Алексей Миллер, чье руководство обошлось компании в 310 миллиардов долларов, сохранил свой пост — а это свидетельствует о путинском одобрении.

Во время третьего срока Путина, неофициального, формально президентствовал Дмитрий Медведев. Затем Путин пошел ва-банк, сделав ставку на форменный клановый капитализм. Его друзья развернули массовое изъятие активов у государственных компаний — в основном, у Газпрома. Четверо главных путинских дружков — его давние знакомые по Санкт-Петербургу. Братья Аркадий и Борис Ротенберги зарабатывают деньги на строительстве трубопроводов для Газпрома и дорог для российского государства по безальтернативным контрактам. Геннадий Тимченко тоже строит газопроводы, но еще он добывает газ, пользуясь выгодными лицензиями. Юрий Ковальчук, генеральный директор банка «Россия», отвечает за изъятие финансовых и медиаактивов у Газпрома и контролирует двадцать телевизионных каналов. В марте 2014 года США ввели санкции против всех четырех путинских подельников и их компаний. Европейский союз санкции против Бориса Ротенберга и Тимченко вводить не стал, потому что в 1990-х годах они успели обзавестись финским гражданством.

Вернувшись в президентское кресло в 2012 году, Путин, как часто говорят сами русские, перешел на «ручное управление». Путин делает что хочет, ничуть не заботясь о последствиях — с одной важной оговоркой. Во время финансового краха в августе 1998 года Путин уяснил, что финансовые кризисы дестабилизируют политическую ситуацию, и потому их следует избегать любой ценой. Поэтому он печется о финансовой стабильности. Россия накопила огромные золотовалютные резервы, поддерживает сбалансированный бюджет, свела к минимуму государственный долг, имеет низкую инфляцию и практически незначительный уровень безработицы.

КонтекстГоворили, что дни Путина сочтены, но он все еще здесь (HBL)Hufvudstadsbladet26.02.2019Aktuálně: Россия не подлинная державаAktuálně.cz04.12.2018Опоры власти вечного ПутинаDer Spiegel10.05.2018

Однако на уровень жизни или экономический рост Путину наплевать. По официальным данным, реальные доходы России с 2008 по 2014 год сократились на 13%, но до пересмотра статистики назывались цифры вплоть до 17%, и к тому же снижение продолжается. С 2009 года рост российской экономики снизился до 1% в год — и это после целого десятилетия роста в 7%.

Ключевой вопрос — сколько именно богатств накопил Путин. Ирония в том, что, подорвав все права на собственность в России, Путин и его приспешники теперь вынуждены отмывать добычу в оффшорах. Ведь потеряй они власть в России, они лишатся и всех тамошних активов.

Общий объем российского частного капитала за рубежом оценивается в 800 миллиардов долларов. По моим оценкам, с тех пор, как путинское окружение развернуло полноценный грабеж — а началось это в 2006 году — они гребли по 15-25 миллиардов долларов в год, достигнув в общей сложности 195-325 миллиардов долларов, то есть значительной части российского частного оффшорного капитала. Исходя из того, что половина этого богатства принадлежит лично Путину, его чистое состояние оценивается в 100-160 миллиардов долларов. Разумеется, воспользоваться этими богатствами недосуг ни Путину, ни его дружкам — пока все это делается ради власти. Они боятся, что лишатся власти, если их обскачут другие богатые.

Блатной капитализм Путина фактически обрекает Россию на стагнацию — пока он не уйдет. В его повестке дня нет места политическим или экономическим реформам, поскольку они лишь подрывают его власть. Вместо этого Путин пускается на авантюры за рубежом — например, войны в Грузии, Украине и Сирии — чтобы сплотить свой народ вокруг флага.

Лучшая защита Запада от авторитарного и клептократического путинского режима — это прозрачность. Она позволит вывести на чистую воду все эти анонимные богатства — по всей вероятности, бóльшая их часть вывезена в США и Великобританию. Это страны, где царит верховенство закона, но при этом там разрешены анонимные компании и есть тайные финансовые рынки.

Андерс Ослунд — старший научный сотрудник Атлантического совета и автор книги «Кумовской капитализм в России: путь от рыночной экономики к клептократии»

 

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий