Carnegie (США): унижение вместо величия. Как продолжится Брексит после провала в парламенте

Времени на новые переговоры до 29 марта уже не осталось, поэтому самый реалистичный сценарий — попросить Брюссель об отсрочке. Но Тереза Мэй категорически отвергает такую возможность. С другой стороны, она так же категорично утверждала, что досрочных выборов не будет, а потом объявила об их проведении в 2017 году. Ее политическая репутация находится в таком глубоком пике, что еще один разворот на 180 градусов никого не удивит.

Результат голосования о соглашении по выходу Великобритании из ЕС никого не удивил — парламент отверг проект Терезы Мэй. Но неожиданным стал масштаб поражения. Правительству не хватило 230 голосов: против — 432 и только 202 — за. Теперь, когда до Брексита осталось немногим больше двух месяцев, британскому руководству надо успеть придумать, как оправиться от этого поражения, и предложить какой-то новый вариант.

Масштаб поражения легко объясняется тем, что договор, представленный Мэй, объединил против нее и противников, и радикальных сторонников выхода Британии из ЕС. С одной стороны, приверженцы жесткого брекзита отказались поддержать договор, потому что он гарантирует, что между Северной Ирландией и Республикой Ирландия не будет физической границы. По их мнению, такая гарантия может навсегда оставить Великобританию привязанной к ЕС.

С другой — сторонники ЕС в парламенте считают, что предложенный вариант будущих отношений намного хуже членства в ЕС. Многие не оставляют надежд на проведение повторного референдума. Другие уверены, что даже после выхода Британия может выстроить с ЕС более близкие отношения, чем те, которые предусмотрены соглашением Мэй. В частности, они выступают за то, чтобы Британия осталась частью общего рынка и Таможенного союза ЕС.

Наконец, лидер лейбористов Джереми Корбин пытается использовать поражение правительства для проведения досрочных выборов. В этой ситуации лейбористы голосуют против любого проекта Мэй.

Премьер, потерпевший столь сокрушительное поражение, обычно уходит в отставку, но Тереза Мэй сама этого явно делать не собирается, а способов заставить ее уйти не так много.

Она не может быть отправлена в отставку своей партией до конца года, так как правила консерваторов не позволяют проводить голосование о доверии своему лидеру чаще одного раза в год, а Мэй только что выиграла такое голосование — в декабре 2018 года. Можно попробовать вынести вотум недоверия всему правительству или собрать две трети голосов депутатов, чтобы назначить досрочные выборы. Но консерваторы, включая тех, кто голосовал против Мэй, боятся идти на выборы после того, как потеряли большинство в 2017 году. Точно так же и ольстерские юнионисты, которые были против соглашения с ЕС, поддержали Мэй во время голосования о доверии ей — они опасаются Корбина из-за его хорошо известных симпатий к ирландским националистам. Поэтому голосование о доверии кабинету Мэй легко выиграла на следующий день после провального голосования о выходе из ЕС.

Тем не менее основная стратегия Мэй явно провалилась. Она старалась как можно сильнее отложить повторное голосование по соглашению о выходе из ЕС, чтобы в конце концов депутаты оказались перед выбором всего из двух вариантов: или ее соглашение, или выход из ЕС вообще без всякого соглашения. Но теперь парламент обязал Мэй предъявить новый план действий не через три недели, как предполагалось раньше, а через три рабочих дня, то есть к 21 января. Если она этого не сделает или если этот новый план тоже будет отвергнут, то парламент начнет голосование по другим возможным альтернативам.

На данный момент вариантом по умолчанию является выход из ЕС без соглашения в соответствии со статьей 50 Лиссабонского договора, который отводит ровно два года, чтобы покинуть ЕС после подачи заявки на выход.

В таком случае Великобритания автоматически перестанет быть членом ЕС 29 марта 2019 года. Без соглашения все законы, правила и договоры ЕС перестают действовать для Великобритании, а ее торговые отношения с ЕС переходят на правила ВТО с максимальными тарифами и таможней на границе.

Лондон совершенно не готов к такому развитию ситуации, поэтому подавляющее большинство парламентариев против выхода без соглашения. Более того, лейбористы сделали условием переговоров с Мэй ее отказ от возможности такого выхода из ЕС.

Проблема в том, что, отвергнув соглашение, предложенное Терезой Мэй, предусматривающее почти двухлетний переходный период, в течение которого Великобритания оставалась бы де-факто членом ЕС без права голоса, парламентарии не предоставили никакого альтернативного варианта.

Учитывая, что времени на новые переговоры до 29 марта уже не осталось, самый реалистичный сценарий — это попросить Брюссель об отсрочке. Но Тереза Мэй категорически отвергает такую возможность. С другой стороны, она так же категорично утверждала, что досрочных выборов не будет, а потом объявила об их проведении в 2017 году. Ее политическая репутация находится в таком глубоком пике, что еще один разворот на 180 градусов никого не удивит.

Вопрос в том, на сколько ЕС согласится дать отсрочку и для чего. С практической точки зрения отсрочка не может быть дольше чем до июля, когда открывается новая сессия Европарламента, выборы в который состоятся в мае. Ходят слухи, что Еврокомиссия ищет возможность продлить членство Великобритании на еще более долгий переходный срок — например, сохранив текущие мандаты британским евродепутатам.

Для эффективного использования отсрочки необходимо, чтобы у Лондона появился план соглашения, который имел бы поддержку в британском парламенте. После оглушительного поражения 15 января стало ясно, что правительство Мэй не в состоянии гарантировать ратификацию договора о выходе без поддержки парламентариев из других партий.

КонтекстRzeczpospolita: настоящий Брексит будет болезненнымRzeczpospolita16.01.2019NI: означает ли Брексит закат Запада?The National Interest13.12.2018The Guardian: забудьте про Брексит, самая большая угроза для Европы — это война на УкраинеThe Guardian27.11.2018Мэй согласилась начать консультации с другими партиями по поиску приемлемого варианта выхода из ЕС. Проблема в том, что все остальные партии выступают за более мягкий вариант выхода или же за его полную отмену. В частности, главным требованием лейбористов является участие в Таможенном союзе. Это обеспечит открытую границу с Ирландией и активно поддерживается британской промышленностью, которая боится потерять беспошлинный доступ на рынок ЕС. Но для Мэй это неприемлемо, так как одним из обещаний сторонников выхода из ЕС было то, что Великобритания сможет самостоятельно заключать торговые соглашения с другими странами, а членство в Таможенном союзе исключает такую возможность.

Более того, если Мэй согласится на членство в Таможенном союзе, она потеряет поддержку сторонников жесткого выхода из ЕС, а это 80 из 317 консерваторов в парламенте. Если речь зайдет о том, чтобы остаться в Таможенном союзе, радикальные консерваторы грозят проголосовать вместе с лейбористами за вотум недоверия Мэй, навязать новые выборы и тем самым де-факто оформить раскол Консервативной партии. Злая ирония заключается в том, что Дэвид Кэмерон решил провести референдум о членстве в ЕС исключительно ради успокоения евроскептиков в своей партии.

В любом случае при достаточно длинной отсрочке выхода из ЕС проведение досрочных выборов станет практически неизбежным. И тогда, по последним опросам общественного мнения, вполне возможно повторение текущей ситуации, когда ни одна из партий не получит большинства.

Сами лейбористы старательно избегают высказывать четкую позицию по брекзиту. Их лидер Корбин — давний евроскептик. Кроме того, он боится потерять поддержку в рабочих округах на севере Англии, где голосовали за выход из ЕС. Но подавляющее большинство членов партии и ее депутатов являются сторонниками того, чтобы остаться в ЕС, и активно агитируют за проведение второго референдума.

Но для подготовки и проведения нового референдума необходимо время, как минимум год. Также будет нужно определиться, какие в нем будут заданы вопросы. Будет ли он о принятии соглашения Мэй, уже отвергнутого парламентом, о возможности остаться в ЕС или о выходе без соглашения? А что, если британцы проголосуют за выход без соглашения, к которому Лондон физически не готов?

Сам Корбин уверяет, что, став премьером, он сможет заключить гораздо лучший договор о выходе из ЕС, который обеспечит все преимущества членства, но с иммиграционным контролем за гражданами ЕС и без ряда обременительных европейских обязательств. То есть Корбин — и это сейчас типично для британского политического класса — отрицает неизбежность компромисса между суверенитетом и экономической выгодой.

Сейчас есть три базовых варианта для Брексита. Выход без соглашения 29 марта 2019 года, выход с переработанным соглашением или отмена брекзита через новый референдум. Для последних двух вариантов необходима отсрочка со стороны ЕС и новый премьер-министр.

При этом даже уже отвергнутое соглашение о выходе оставляет возможность для очень широкого выбора будущих отношений — от участия в общем рынке, как сейчас у Норвегии, до практически автономного существования, ограниченного только необходимостью сохранить открытую границу с Ирландией.

Что выберет парламент, станет известно в течение ближайших восьми недель. Скорее всего, Великобритания выйдет из ЕС с соглашением, предусматривающим участие в Таможенном союзе и с относительно длинным переходным периодом.

Многое будет зависеть от того, кто станет новым лидером консерваторов. Если это будет кандидат от правого крыла, вроде Бориса Джонсона, умеренные парламентарии могут покинуть партию, которая окончательно превратится в партию английских националистов, настаивающих на жестком выходе из ЕС. Тогда вырастет вероятность проведения новых выборов и прихода к власти лейбористов, которые будут стремиться к гораздо более мягкой форме Брексита.

Для ЕС важно преподнести урок остальным членам Союза, что выход из него — чрезвычайно трудное дело. Но лидеры ЕС вряд ли ожидали, что британцы сделают всю грязную работу за них. История Брексита — это история о том, как не надо выходить из ЕС: поспешный референдум с простым ответом на сложный вопрос, который провели для решения внутрипартийной проблемы; лозунги вместо дебатов о целях выхода; быстрая подача заявки о выходе без консенсуса внутри правящей партии о конечной модели взаимоотношений с ЕС; внеочередные выборы и потеря большинства, но при этом продолжение политики умиротворения наиболее радикальных сторонников Брексита; поиск компромисса с остальными партиями всего за два месяца до выхода из ЕС, только после беспрецедентного провала соглашения, на которое было потрачено почти два года переговоров.

Для успешного выхода из ЕС нужно время, готовность к компромиссам, главный из которых заключается в признании того, что идеального брекзита не существует в принципе. Невозможно остаться в общем рынке и ввести визовый контроль для граждан ЕС, нельзя выйти из-под юрисдикции Европейского суда и оставаться участником единого рынка, регулируемого этим судом, невозможно выйти из Таможенного союза и сохранить открытую границу с Ирландией. Выход из ЕС невозможен без компромиссов между экономикой и суверенитетом.

Не желая в этом признаваться, Мэй решила провести Брексит как можно быстрее, без оглядки на всем очевидные трудности и издержки. Результатом стало ее оглушительное поражение. Брексит будет продолжаться еще долго, а Великобритания вместо обретения былого величия, скорее всего, продолжит испытывать национальное унижение и бесконечный политический кризис — в назидание остальным евроскептикам.

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий