Foreign Policy (США): порка по-британски

Во вторник вечером британский премьер-министр Тереза Мэй потерпела поражение со своим планом по Брекситу, что еще больше усилило хаос в процессе выхода Британии из Европейского Союза. Масштабное сопротивление сделке Мэй нанесло самое сокрушительное поражение правительству с 1924 года. По сути дела, палата общин устроила переворот против правительственной власти.

Ситуация в стенах палаты общин и за ее пределами складывается весьма драматическая, но она не вносит никакой ясности относительно будущего Брексита. «Сегодняшнее голосование ничего не сказало нам о том, за что выступает парламент», — заявила Мэй взбунтовавшимся депутатам под громкие выкрики и издевательский смех.

Завтра парламент будет обсуждать вопрос о вынесении вотума недоверия правительству Мэй, который поднял лидер оппозиции Джереми Корбин, сделав это незамедлительно после исторического поражения премьера. «После двух лет провальных переговоров палата общин вынесла свой вердикт по ее сделке о Брексите, — заявил Корбин в парламенте. — Завтра… эта палата может вынести свой вердикт о полной некомпетентности этого правительства».

По правде говоря, это вряд ли произойдет. Хотя значительная часть консервативных членов парламента, включая сторонников и противников Брексита, продемонстрировала свое явное неодобрение по поводу соглашения Мэй о выходе из ЕС, мало кто захочет отправлять в отставку ее правительство и начинать новые выборы. Здесь есть один очень важный момент. Крошечная Демократическая юнионистская партия Северной Ирландии, за счет которой правительство Мэй имеет большинство, просигнализировала о том, что не поддержит предложение Корбина о вотуме недоверия. «Мы стали свидетелями невероятной и жалкой несостоятельности руководства. Оно испортило переговоры, оно испортило парламентский процесс, — пожаловался один депутат парламента от Консервативной партии, выступающий против Брексита и неохотно поддержавший законопроект. — Но я не знаю никого в рядах Консервативной партии, кто считает Корбина более полезным человеком для Брексита и для страны».

Если Мэй переживет завтрашнее голосование, возникнет тупиковая ситуация. По всей видимости, стратегия Мэй заключается в упрямом проталкивании сделки, для чего она вносит в нее небольшие поправки, а потом снова предлагает на рассмотрение парламента. В 2017 году она заявила депутатам, что отсутствие сделки лучше, чем плохая сделка, но теперь гнет противоположную линию, настаивая на том, что соглашение о выходе, о котором она два года вела переговоры, это оптимальный вариант, и что голосование против него вызовет «неопределенность, раскол и создаст вполне реальную опасность выхода без соглашения».

На самом деле, в последние дни разговоры об экономическом хаосе в Британии в результате выхода из ЕС без соглашения стали главным аргументом правительства в пользу законопроекта Мэй. За несколько часов до голосования министр окружающей среды Майкл Гоув (Michael Gove) даже вспомнил апокалиптический сценарий из «Игры престолов», предупредив депутатов о недопустимости бунта. «Если мы не проголосуем сегодня за сделку, то говоря словам Джона Сноу, зима будет близко», — заявил Гоув Би-Би-Си. Однако такая тактика явно не сработала. «Тереза Мэй шантажирует депутатов от лейбористов, призывая их голосовать за свою халтурную сделку. Она заявляет, что без соглашения страна погрузится в хаос, — пожаловался в понедельник Корбин. — Из разговоров с коллегами мне известно, что ей это не удалось. Лейбористская партия шантажу не поддастся».КонтекстThe Irish Times: туманные перспективы БрекситаThe Irish Times14.01.2019The Guardian: лидеры ЕС отвергли идею Мэй по БрекситуThe Guardian14.12.2018CNN: Великобритания катится в черную дыруCNN02.01.2019

На самом деле, отказ от Брексита без сделки пользуется широкой межпартийной поддержкой в парламенте, а некоторые заднескамеечники предлагают различные поправки к правительственному законопроекту, чтобы не допустить стихийного бегства Британии из ЕС 29 марта.

Кроме того, сейчас с возрастающей уверенностью говорят о том, что правительство будет вынуждено просить Брюссель о продлении сроков Брексита. «Я не вижу ни одного реального сценария, при котором правительство сумеет получить от ЕС лучшие условия сделки, и уж тем более провести ее через палату общин за 70 дней», — сказал один высокопоставленный чиновник, не уполномоченный делать официальные заявления.

В декабре Европейский суд постановил, что Британия имеет право в одностороннем порядке отменить процесс по статье 50 европейской конституции, в которой говорится о выходе стран-членов из ЕС. Но чтобы отсрочить применение статьи 50, потребуется согласие всех 27 остальных членов Евросоюза. Высокопоставленные чиновники из ЕС уже готовятся к такому сценарию. «Евросоюз тоже многое потеряет в результате Брексита без соглашения…. Техническая отсрочка применения статьи 50 до июля кажется возможной», — заявил британский чиновник. ЕС надеется, что второй референдум по Брекситу, который его сторонники называют народным голосованием, станет единственным способом выйти из тупика. «Если сроки перенести хотя бы на 10 минут, мне кажется, напряжение будет снято, — сказал этот чиновник. — Главным оружием правительства было время. Но если оно не сможет функционировать круглосуточно, рычаги влияния будут им утрачены».

Однако не совсем понятно, каким образом тот или иной сценарий Брексита, включая повторный референдум, сможет создать большинство в палате общин. «Это выглядит так, будто в Британии правительство из семи гномов, но играть Белоснежку некому», — написал в газете «Ивнинг Стандард» политический журналист Джулиан Гловер (Julian Glover). В рядах соперничающих кланов есть крайне правая консервативная фракция, выступающая за выход без сделки, есть группа центристов из обеих ведущих партий, которая выступает за сделку под названием «Норвегия плюс», в случае заключения которой Британия останется в таможенном союзе, и есть пестрая компания противников Брексита, ратующих за народное голосование.

Совершенно непонятно, какая фракция победит. Важно то, что правительство утратило привычный для него контроль над парламентской деятельностью из-за спикера палаты общин Джона Беркоу (John Bercow), который на прошлой неделе нарушил традицию и позволил вести дебаты по поправкам заднескамеечников к правительственным законопроектам. Это малопонятное процедурное изменение может полностью перестроить процесс Брексита. Рядовые депутаты по сути дела получат возможность предлагать немедленное голосование по вопросам, которые правительство предпочитает оставлять без обсуждения. Например, бывший генеральный прокурор Доминик Грив (Dominic Grieve), ныне являющийся ведущим оппонентом Брексита из числа консерваторов, на прошлой неделе настоял на трехдневном сроке, за который правительство должно представить план «Б» на случай отказа палаты общин от сделки Мэй. Лейбористы в парламенте также заговорили о поправках, которые вынудят палату общин провести голосование по второму референдуму.

«Премьер-министр больше не обладает большинством — власть переменилась, — написала на прошлой неделе в блоге журнала правого толка „Спектейтор» (Spectator) бывший директор по вопросам законодательства в правительстве Терезы Мэй Никки да Коста (Nikki da Costa). — Теперь очень быстро станет ясно, кто главный. Это лейбористы, пользующиеся поддержкой других оппозиционных партий, а также небольшая группа мятежных депутатов из числа консерваторов. В понедельник все это казалось немыслимым, а я категорически считала это невозможным. Теперь ситуация изменилась».

К понедельнику Мэй должна представить альтернативный план выхода из ЕС. По словам заместителя главного редактора журнала «Спектейтор» Джеймса Форсайта (James Forsyth), старшие министры «понятия не имеют», что у Мэй на уме. Ее неожиданное сокрушительное поражение означает следующее. Тот план, с которым Мэй поехала в Брюссель, пытаясь получить там что-то, а затем вернуть в повестку вопрос о сделке, сегодня уже неактуален. Брюссель ясно дал понять, что не изменит свою позицию по так называемому ирландскому «бэкстопу», который по сути на неопределенное время привязывает британскую провинцию Северная Ирландия, а вместе с ней и все Соединенное Королевство к таможенным правилам ЕС. А поскольку шансы на проведение народного голосования и на отмену Брексита увеличиваются, Брюссель не заинтересован в том, чтобы идти на новые уступки Мэй, поскольку намерен держать ее на крючке.

Но настоящая проблема Мэй заключается в том, что оппоненты из ее собственной партии выступают как за Брексит, так и против него. Обеим фракциям ее сделка ненавистна — как это ни парадоксально, по одинаковым причинам. Активно ратующая за Брексит фракция парламентариев-евроскептиков под названием «Европейская исследовательская группа» (European Research Group) заявляет, что из-за сделки Мэй Британия будет слишком прочно привязана к ЕС, а им хочется свободы. В то же время, проевропейские консерваторы утверждают, что в этой сделке объединено все самое худшее: привилегии от членства и право голоса в дискуссии о будущем ЕС утрачены, но Британия по-прежнему должна будет соблюдать все правила ЕС. Если условия соглашения о выходе будут пересмотрены в пользу той или иной фракции, другая фракция обязательно взбунтуется. По сути дела, Мэй не может предложить такое соглашение, которое удовлетворило и успокоило бы всех мятежных консерваторов.

«Я считаю своим долгом выполнить наказ избирателей» и осуществить Брексит, заявила Мэй в парламенте сразу после своего исторического поражения. Однако реального сценария на горизонте не видно, и похоже, что практическое осуществление Брексита становится невозможным. Теперь партия Корбина усилит давление на своего лидера с требованием официально поддержать народное голосование, если, как ожидается, ему не удастся добиться голосования по вотуму недоверия Мэй. Но даже если состоится повторный референдум с перспективой отмены Брексита, это лишь усилит и без того мощный раскол в британской политике и в обществе. «Не стоит думать, что все это скоро закончится, — написала в понедельник на страницах „Гардиан» обозреватель Полли Тойнби (Polly Toynbee). — Это только конец начала в гражданской войне за Брексит, которая продлится целое поколение. Конца не видно, перспектив исцеления нет, решение отсутствует. И это не изменить, каким бы ни был исход многочисленных голосований».

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий