Как обстоят дела с предвыборными обещаниями Трампа

Решение президента Дональда Трампа вывести американские войска из Сирии, о котором было неожиданно объявлено 19 декабря, является реализацией одного из пунктов его предвыборной кампании 2016 года. В преддверии выборов 2020 года президент явно пытается выполнить как можно больше такого рода публичных обещаний. Помимо шагов, предпринятых в Сирии, Трамп начал процесс выхода из Парижского соглашения об изменении климата, отменил торговые переговоры по Транстихоокеанскому партнерству, вышел из ядерного договора с Ираном и установил тарифы на целый ряд китайских товаров. Однако многие из его клятвенных обещаний, касающихся стратегически важной внешнеполитической повестки дня и других ключевых вопросов геополитики, по-прежнему остаются не выполненными. Скорее всего, в ближайшее время Трамп возьмется за некоторые из этих вопросов или за все разом и попытается разрешить их в более агрессивной форме, с тем чтобы в ходе очередной кампании 2019 и 2020 годов поставить новые цели. «Стратфор» приводит обновленную информацию о некоторых обещаниях президента, которые, по нашему мнению, будут с наибольшей вероятностью реализованы в ближайшем будущем.

В августе 2017 года Трамп объявил о том, что Соединенные Штаты будут наращивать свое военное присутствие в Афганистане, но признался, что интуиция подсказывает ему совершенно другое решение. С тех пор, в соответствии с периодическими отчетами, президент занимается поиском способов сократить численность тамошних войск, а недавно Трамп приказал вывести из Афганистана около семи тысяч военнослужащих, то есть примерно половину американского контингента. Столь масштабный вывод войск США станет для талибов дополнительным стимулом. Боевики могут воспользоваться своим преимуществом за столом переговоров или просто подождут вывода американских войск, однако сокращение военного присутствия США, безусловно, позволит им сохранить инициативу. Кроме того, Пакистан, Иран, Китай и даже Россия будут вынуждены повысить степень своей вовлеченности в этот конфликт.

Помимо Афганистана есть еще пять тысяч американских военнослужащих, которых можно вывести из Ирака. Но хотя возможности «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в России — прим.ред.) в том, что касается контроля над территориями, значительно сократились, оно продолжает оставаться активной террористической угрозой, примерно как в Сирии. Засады, взрывы и убийства, организуемые «Исламским государством», по-прежнему возможны в большей части западного Ирака и в его северных районах. Предполагается, что из 20-30 тысяч членов ИГ, оставшихся в Ираке и Сирии, около половины находятся именно в Ираке. Американские войска играют ключевую роль в поддержке иракских сил безопасности и курдских войск в ходе операций по борьбе с террористической группой. Как и в Сирии, вывод войск США может позволить «Исламскому государству» совершить перегруппировку. Более того, Иран может получить большую свободу действий для влияния на иракскую политику, особенно на национальном уровне, учитывая преобладающее большинство шиитского населения.

Во время президентской кампании Трамп раскритиковал внушительный профицит торгового баланса Германии и предположил, что евро чрезмерно дешев. Он также осудил относительно низкие военные расходы Берлина. Хотя озвученная Трампом угроза выйти из договора о коллективной обороне НАТО не осуществилась, он по-прежнему требует, чтобы Германия и другие страны увеличили свои военные бюджеты в рамках альянса. Между тем наиболее серьезная угроза для Европейского союза состоит в повышении тарифов на экспорт в Соединенные Штаты. Германия является главным производителем автомобилей в ЕС, а Соединенные Штаты выступают основным покупателем ее продукции за пределами Европы, а значит, Германии есть что терять, если Белый дом решит ввести более высокие тарифы. Летом Европейский союз и Соединенные Штаты пришли к временному соглашению, однако оно продолжает висеть на волоске. Скорее всего, Белый дом потребует, чтобы соглашение о свободной торговле с Евросоюзом также включало в себя сельское хозяйство, между тем Франция и ряд других стран, вероятно, выступят против этого предложения, из-за чего перспектива введения более высоких тарифов на автомобили европейского производства станет намного реальнее.

Китайская тема была одной из ведущих в предвыборной риторике Трампа в 2016 году, а меры по исправлению того, что президент считает недобросовестными торговыми практиками, определяли его политику в отношении Пекина на протяжении всего 2018 года. В контексте смены приоритетов Вашингтона по отношению к своему стремительно растущему конкуренту Белый дом запустил три раунда тарифов на китайские товары на сумму около 250 миллиардов долларов. В настоящий момент в переговорном процессе между Соединенными Штатами и Китаем установилось перемирие, которое продлится до 1 марта. Быстрая и легкая торговая сделка представляется маловероятной, поскольку Соединенные Штаты требуют от промышленной политики Китая серьезных уступок. При этом по мере ослабления американского фондового рынка переговоры могут затянуться на еще больший срок.

В ходе предвыборной кампании Трамп также активно выступал против Всемирной торговой организации и вхождения в нее Китая и грозился вывести из этой организации Соединенные Штаты. Этого до сих пор не произошло ввиду законных ограничений, которые налагаются на полномочия президента в этой области. Однако в следующем году администрация Трампа будет пытаться воспрепятствовать работе механизма разрешения споров этого международного органа. Соединенные Штаты блокируют новые назначения в Апелляционный орган, который выступает в роли апелляционного суда ВТО. Если Соединенные Штаты не утвердят новых членов к 10 декабря 2019 года, апелляционная инстанция больше не сможет рассматривать ходатайства. Такая перспектива заставляет других членов организации предпринимать попытки ускорить процесс реформирования, чтобы немного успокоить Соединенные Штаты. Но пока неясно, возможно ли это осуществить: основной проблемой здесь является участие Китая. Если Трамп и не рассматривает возможность выхода из ВТО, то уничтожение процесса вынесения судебных решений может показаться ему вполне подходящей мерой.

Переговоры о пересмотре соглашения НАФТА пока что являются основным достижением Трампа во внешней политике, однако этот процесс не завершен, потому что Конгрессу США все еще необходимо одобрить исправленное Соглашение между США, Мексикой и Канадой (USMCA). Демократы намерены взять под контроль Палату представителей и требуют, чтобы некоторые из их ключевых предложений, в частности касающихся трудовых нормативов и климата, были включены в имплементирующее законодательство. Трамп также сообщил, что объявит о своем намерении выйти из НАФТА в тот момент, когда направит USMCA на согласование. Тем самым он потенциально вступает в открытый конфликт с новым спикером Палаты представителей Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi).

Трамп уже давно расхваливает «сделку века», которая мирным путем разрешит израильско-палестинский конфликт — правда ее вряд ли стоит ждать в 2019 году. Вместо этого, дабы продемонстрировать свою личную хваленую приверженность Израилю, Трамп и его сторонники в Конгрессе могут более активно призывать к официальному признанию Соединенными Штатами аннексии Израилем сирийских Голанских высот. Подражая стратегии переноса американского посольства в Иерусалим, такой шаг был бы направлен на устранение препятствий на пути Израиля к признанию на региональном уровне. Но в то же время это означало бы, что Соединенные Штаты готовы признать и другие границы, измененные с применением военной силы, в других странах мира. Эта мера создала бы прецедент, который поставит под сомнение одно из табу международных отношений, действующее с 1945 года.

В ходе предвыборной кампании Трамп представил план по созданию инфраструктуры в США с бюджетом в один триллион долларов. Два года спустя этот проект подвергся сокращениям, а на пути его реализации был достигнут весьма не значительный прогресс. Но президент пообещал работать над улучшением национальной инфраструктуры вместе с демократами на двухпартийной основе. Этот план может стать одной из самых крупных внутренних инициатив Трампа в 2019 году, особенно если Палата представителей заблокирует другие знаковые законодательные предложения президента. Так или иначе этот процесс будет непростым, поскольку демократы захотят включить сюда меры по изменению климата. К тому же Трамп занимает категоричную позицию: сотрудничество в области инфраструктуры возможно лишь при финансировании строительства его стены вдоль границы США и Мексики.

Что дальше с Ираном?

В ходе предвыборной кампании Трамп также активно выступал против иранского ядерного соглашения и, по официальной информации, уже вывел Соединенные Штаты из Совместного комплексного плана действий. Но он также отметил, что готов подписать новое соглашение с Ираном, если оно будет его устраивать, и что он надеется ослабить влияние Исламской республики в регионе. С уходом министра обороны США Джеймса Мэттиса (James Mattis), который занимал в Белом доме Трампа довольно умеренные позиции, американская политика в отношении Ирана может обрести гораздо более воинственный характер. Учитывая настороженное отношение Трампа к дорогостоящим и доставляющим много хлопот войнам на Ближнем Востоке это изменение вряд ли будет означать полномасштабный конфликт с Ираном. Но Соединенные Штаты — и особенно их союзники Израиль и Саудовская Аравия — могут повести себя более агрессивно и нанести ограниченный авиаудар в том случае, если Иран предпримет какие-то серьезные провокационные действия против Соединенных Штатов или их союзников в регионе. В этом году также стоит ожидать ужесточения санкций, вместе с тем шансы на новые переговоры с Ираном ничтожны, особенно если учесть, что требования многих воинственно настроенных советников Трампа равносильны смене режима.

Не забудем и про Северную Корею

В преддверии выборов 2016 года Трамп раскритиковал политику своего предшественника, который, по его мнению, не взаимодействовал с Северной Кореей на высшем уровне, и заявил о своей готовности провести с лидером Ким Чен Ыном личную встречу. По мере того как в 2017 году Северная Корея разрабатывала свою ядерную и ракетную программы, администрация Трампа сосредоточилась на том, чтобы ее угроза — нанести удар по Северной Корее — была воспринята со всей серьезностью. Возможно, этот маневр или же личность самого Трампа, дельца-авантюриста, сподвигли Северную Корею в конце 2017 года изменить тактику и переключиться на сближение с Соединенными Штатами и Южной Кореей. И вот в июне 2018 года Трамп выполнил свое давнее обещание встретиться с Ким Чем Ыном. В настоящий момент ядерная угроза отошла на второй план, но ни в коем случае не утратила свою актуальность. А поскольку президентский срок истекает в январе 2021 года и большая часть оставшегося времени уйдет на кампанию по переизбранию, обещанную «сделку» будет очень трудно претворить в жизнь.

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий