La Croix (Франция): Франция увязла в Мали, ООН бессильна

С 11 января 2013 года французская армия ведет борьбу с джихадистскими группами, которые действуют в этой большой стране Сахеля. 31 июля 2014 года она расширила поле деятельности на сахаро-сахельский пояс (операция «Бархан») от Мавритании до Чада. Как бы то ни было в центре ее внимания все еще остается Мали, и в первую очередь, север страны. У нее есть там постоянный пункт поддержки в Гао и пять временных баз: Томбукту, Кидал, Тессалит, Менака и Госси.

С 2017 года усилия Франции сосредоточены в зоне «трех границ» Липтако-Гурма, где она проводит точечные операции против джихадистов. Кроме того, она поддерживает малийские силы, которые вернулись в 2017 году в регион Менаки. С 2019 года «Бархан» расширил поле деятельности в Гурме с опорой на аванпост в Госси. «Через семь лет после начала операции «Сервал» две поставленные Францией задачи обернулись провалом. Во-первых, она не смогла восстановить суверенитет Мали на севере. Во-вторых, джихадистская угроза не только не была побеждена, но и распространилась на центр страны и другие государства региона, в частности на Буркина-Фасо», — отмечает Марк-Антуан де Монкло (Marc-Antoine de Monclos), автор книги «Проигранная война. Франция в Сахеле», которая должна выйти 13 января 2020 года.

Сегодня 40% ударов джихадистов приходятся на центр Мали, вокруг Мопти и Сегу. Во французской армии крепнут сомнения насчет возможности исправить ситуацию с безопасностью в регионе. «Мы наносим удары, но давно проиграли войну из-за коррумпированности малийской элиты», — заявил «Круа» один бывший руководитель операции «Бархан».

В июне начальник генштаба генерал Франсуа Лекуантр (François Lecointre) признал, что «мы были слишком оптимистичны, когда считали в 2013 году, что все будет решено, и быстрая победа над джихадистами незамедлительно выльется в политический успех». По его словам, «сегодня существуют все условия для дальнейшей дестабилизации зоны».

Против нее выступает целая россыпь вооруженных групп, которые можно рассортировать в зависимости от их связей с международным джихадизмом. С одной стороны, есть союзники ИГ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.), такие как «Исламское государство Великой Сахары» Аднана Абу Валида ас-Сахрави. Эта организация появилась в 2018 году и расширила свое поле деятельности на север Мали, зону Липтако-Гурма. Именно она была целью сил «Бархан» 25 ноября.

КонтекстВ бойне погибло 134 человека. Почему Мали скатывается в кровавое болото? (Noonpost)NoonPost28.03.201913 французских военных погибли в Мали (Le Figaro)ИноСМИ26.11.2019Mondafrique: российское военное наступление в МалиMondafrique15.07.2019Далее, существуют связанные с «Аль-Каидой» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.) движения. Прежде всего, это «Группа поддержки ислама и мусульман» малийца Ильяда аг-Гали, которого называют главным лидером среди всех исламистских отрядов Сахеля. Его движение было сформировано в 2017 году вокруг ядра боевиков «Аль-Каиды в исламском Магрибе» и объединяет в себе большую часть групп, которые захватили север Мали в 2012 году, но затем были частично выдворены операцией «Сервал». Кроме того, присутствуют здесь и новые элементы вроде «Катиба Масина» проповедника Амаду Куфа: эти боевики действуют преимущественно в центре Мали.

Наконец, следует отметить сформированную в декабре 2016 года группу «Ансарул ислам» Ибрагима Дико. Она преимущественно состоит из народа фульбе, действует на территории Мали и севере Буркина-Фасо.

С 2013 года Франция пытается задействовать малийскую армию, а также региональные и международные державы в борьбе в Сахеле. Можно выделить три уровня военного вмешательства. Первый — локальный. Это малийская армия. Как бы то ни было, ее операционные возможности оставляют желать лучшего. Неэффективное командование, плохая подготовка и оснащение, повальная коррупция. «Она коррумпирована, заплату выдают не всегда, выделенные деньги используются нецелевым путем. Более того, на ее счету есть злоупотребления», — объясняет Марк-Антуан де Монкло.

Такие случаи были задокументированы правозащитными НКО вроде Международной федерации за права человека и Human Rights Watch, или даже ООН. Малийская армия несет тяжелые потери, примерно так же, как в 2012 году. Так происходит даже тогда, когда она отсиживается на укрепленных базах. Взять хотя бы итоги атаки на лагерь Инделиман 1 ноября: 49 погибших. Месяцем ранее 40 солдат погибли в результате двойного нападения на лагерь Булкесси и пост Мондоро у границы с Буркина-Фасо.

Вместе с малийской армией Франция сформировала (сама она утверждает, что речь идет об инициативе этих стран) региональные силы G5 Сахель с участием Мавритании, Мали, Нигера, Буркина-Фасо и Чада. Как бы то ни было, финансирование оказалось ниже ожидаемого. А эффективность этих сил оставляет желать лучшего.

К этой архитектуре добавляется ооновская миссия по стабилизации Мали, чьи силы насчитывают 16 000 человек (206 из них уже были убиты). «Будем честны: мы уступаем территорию под натиском агрессии и терроризма», — признал генсек ООН Антониу Гутерреш 25 сентября на Генеральной ассамблее организации.

Наконец, Европейский союз занимается в основном запущенной в 2013 году программой подготовки малийской армии. Тем не менее даже здесь результаты не впечатляют: потерпевшие поражение в Булкесси солдаты относятся к подготовленному ЕС батальону. Евросоюз парализован разногласиями по поводу  будущих шагов в Сахеле. Одни страны (в основном север и восток) выступают против интервенционизма, а другие (в основном державы с колониальным прошлым в Африке) поддерживают умеренное вмешательство. Поддержка со стороны последних ограничивается подготовкой военных и логистикой (воздушный транспорт). Никаких прямых операций.

Время, когда французов воспринимали как освободителей, судя по всему, осталось в прошлом. Их присутствие вызывает все больше недовольства. Прежде всего, в Бамако. Демонстрации в поддержку малийской армии перерастают в публичную критику роли Франции в кризисе, как это уже было в период падения севера страны в 2012 году. «Уходи, Франция!», «Франция — террористическое государство!» — такие надписи были видны на транспарантах демонстрантов 15 ноября 2019 года на площади Независимости. Некоторые из них даже жгли французский флаг. Это движение распространяется на другие города страны, о чем свидетельствуют недавние протесты в Севаре и Кидале, центре антифранцузского движения на севере Мали.

Именно в такой обстановке президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта выразил 26 ноября солидарность с Францией после гибели 13 французских военных.

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий