Le Figaro (Франция): уход американцев из Сирии — последний шанс для Франции вернуть влияние

Он опять застал (почти) всех врасплох. В первую очередь нас, французских союзников. Все наши слова ничего не изменят в сирийском раскладе: Вашингтон, Москва и Анкара обговаривают соглашение, а нам не отводится в нем места. Говоря о Ялте, поляки с горечью отмечали, что если вы не за столом (переговоров), то в меню. Для Франции же все еще хуже: большой союзник больше даже не задумывается о ней… Несогласие генерала Мэттиса с президентом никак не отменяет нашего публичного унижения. Империя смотрит на границы с великолепным презрением. Потому что самое главное здесь в другом: американские спецподразделения уходят из Сирии, поскольку Трамп — настоящий реалист. Он понял необходимость срочно вбить клин в тактический, но вполне реальный альянс Москвы, Тегерана и Анкары, пока тот еще не слишком окреп. Ему нужно было угодить Турции, с чем связано решение бросить курдов, размышления насчет возможной выдачи Гюлена и т.д. Цель всего этого — задобрить новоиспеченного султана Эрдогана, чей поток угроз теперь был перенаправлен на нас, потому что мы слишком уж любим курдов.

Таким образом, американское решение о выводе в первую очередь на руку Турции. Стоит отметить, что та опять-таки прекрасно разыгрывает свое положение в НАТО. Брошенные американцами отважные курды попытаются пойти на сближение с Москвой (она ведет собственную региональную игру и с недоверием посматривает на иранских и турецких «союзников») и Дамаском, которому приходится мириться с присутствием Турции, ее поддержкой исламистов и устойчивым влиянием в стране и регионе. Курды, безусловно, сумеют разыграть свои карты в этом клубке змей, однако их мечты о собственном государстве безвозвратно утеряны.

Ирану же стоит побеспокоиться, поскольку судьба, которую готовит ему Вашингтон (через Тель-Авив), видимо, не изменилась. Мэттис сделал свое дело, и Тегеран находится под прицелом Пентагона, а также Израиля, для которого он является единственным региональным конкурентом в среднесрочной перспективе (в гораздо большей степени, чем реальным военным соперником): это неарабская страна с высоким культурным, интеллектуальным, техническим и промышленным уровнем, а также потенциально большим экономическим потенциалом, если принять во внимание богатства недр.

Таким образом, Иран в немалой опасности, тем более что советник по национальной безопасности Джон Болтон никуда не делся. Его поддерживают многие неоконсеваторы, которые опьянены собственной допотопной риторикой демонизации Ирана и России (как в прошлом Ирака и СССР). Уход генералов Мэттиса, МакМастера и Келли временно ослабляет их позиции, но только укрепляет решимость.

Как бы то ни было, не следует вновь ошибаться с диагнозом. Мы серьезно недооцениваем самого Дональда Трампа после его появления в американской политике и Белом Доме. Он разрушил немало обещаний, карьерных планов и теплых местечек, что породило настоящую фобию, совершенно незаслуженные потоки ненависти и оскорблений. Потому что он — неудобный человек. Он действует инстинктивно и порывисто, и, что самое главное, им не получается манипулировать, что совершенно непростительно с точки зрения американской политической системы и ВПК, которые всегда заставляют хозяина Белого дома танцевать под дудочку «общих интересов» американского народа, то есть в первую очередь большого бизнеса и войны.

Таким образом, его хотят изолировать и продвигают идею о том, что ему необходим надзор, поскольку он не ведает, что творит. Абсолютно безответственная личность, против которой нужно начать импичмент во имя спасения Америки… Только вот Трамп сопротивляется, и он не один. Может, он и слегка изолирован, однако испытывает облегчение от того, что освободился от враждебных и навязанных ему людей, которые пытались диктовать ему внешнюю политику. Он избавился от пары врагов, но все еще вынужден иметь дело с невероятной травлей со стороны ополчившегося на него истеблишмента. Весна сулит еще большее ужесточение демократов. Как бы то ни было, сам Трамп убежден в правоте выбранного им курса, необходимости сдержать предвыборные обещания для переизбрания, опасности ситуации на бирже, важности предотвращения назревающего нового финансового кризиса и давлении на Китай (для этого нельзя окончательно настроить против себя Россию). Кроме того, ему лучше бороться с демократической палатой, чем с республиканской, поскольку в прошлом это уже дало шанс Обаме, а затем Клинтон. В целом, для него угроза носит в значительной мере внутренний, а не внешний характер.

Перед выводом американских войск из Сирии между Вашингтоном и Москвой могла быть обговорена сделка (гласная или негласная?): «Я потихоньку ухожу из Сирии и оставляю ее тебе, потому что наш план дестабилизации все равно провалился, и нам уже нечего тут делать. Мы возобновим разговор по санкциям и Украине, заложим основы для триумвирата Вашингтон-Москва-Пекин, в котором найдешь свое место и сможешь служить. В обмен ты постепенно отойдешь от дипломатической и военной поддержки Ирана…»

Маловероятно, что Владимир Путин мог пойти на такой торг без серьезных гарантий. Тем более, что в отличие от США Россия основывает свое непростое возвращение на международную арену на надежности и уважении к взятым на себя обязательствам в рамках альянсов — как тактических, так и стратегических. Кроме того, российско-американское соперничество весьма остро во многих регионах и вопросах. Если проще, «метод Трампа» идет вразрез с заскорузлой враждебностью американского ВПК, которому пока что удалось добиться лишь опасного и быстрого сближения Москвы и Пекина (расплачиваться за него в конечном итоге придется Европе) и ухода африканской и восточной «клиентуры» (американцы считали, что будут вечно держать ее под сапогом).

КонтекстThe Times: теперь мы знаем победителей и проигравших в СирииThe Times29.12.2018Сирия после ухода американцев: каким будет распределение сил? (Advance)Advance29.12.2018Haaretz: произраильские организации отвернулись от ТрампаHaaretz28.12.2018La Croix: кому на руку вывод американских войск из Сирии?La Croix24.12.2018Это не говоря уже о возвращении в игру Катара (при поддержке оси Москва-Тегеран-Анкара), который подрывает все саудовские попытки изолировать себя и вынуждает Вашингтон заниматься эквилибристикой, чтобы контролировать уверовавшего во вседозволенность наследного принца Мухаммеда (американская пешка в Эр-Рияде) и старого, но все еще влиятельного короля Салмана (он не кладет все яйца в одну корзину и поглядывает на Москву, чтобы обеспечить свою безопасность).

К тому же существует Ливия, еще один трагический театр непоследовательности Запада, где Вашингтон не хочет отдавать все на откуп Москве, и где с поразительной легкостью укрываются террористы «Исламского государства» (запрещенная в РФ террористическая организаций — прим.ред.). В Афганистане же переговоры с талибами продвигаются вперед, что позволит сократить американский контингент… Только вот говорить об уходе с Ближнего Востока все еще рано, поскольку у США все еще остается там порядка 50 000 человек.

Франции же пора перестать играть. Играть с радикальным исламизмом, который казался таким далеким и неопасным, но теперь засоряет умы части нашей молодежи, проливает кровь наших граждан на улицах и раздирает нашу нацию ростом коммунитаризма. Это конец партии, последний шанс вернуть себе хоть какие-то козыри. Перед нами простой выбор: либо мы просыпаемся, либо у тарелки с похлебкой, которую мы получили, поступившись нашими убеждениями, политической последовательностью и безопасностью, будет весьма горький привкус.

Как бы то ни было, решение США предоставляет нам прекрасную возможность для «революции» (как в прямом, так и переносном смысле) нашей ближневосточной стратегии. Продемонстрировав свое отношение к союзникам, Дональд Трамп не может упрекнуть нас в стремлении остаться в Сирии. Это было бы уже верхом непотребства, и наш президент правильно напомнил ему о ценности надежных союзников, что звучит несколько иронично, если вспомнить о тактических сменах альянсов, которые проворачивал Вашингтон в современной истории…

Хорошо, но зачем оставаться? Не для того, чтобы зацикливаться на ошибках, слепоте и упрямой вере в версию конфликта, которую дискредитирует буквально все. Нам нужно воспользоваться американским решением, чтобы незамедлительно начать серьезный диалог с Москвой, развернуть конкретное военное сотрудничество с Россией в регионе и вернуться к дипломатическому процессу, пока дверь еще окончательно не захлопнули прямо у нас перед носом. В таком случае наша роль свелась бы к тому, чтобы разносить блюда на какой-нибудь парижской мирной конференции, как было 20 лет назад с Косово. Франция обязательно должна стать участницей военно-политических и дипломатических переговоров, которые все еще во многом зависят от непродуманных решений и провокаций, и где мы можем разыграть несколько значимых козырей (наши связи с Иорданией и Ливаном).

Мы не можем проявлять себя отрицательно, то есть бесплодно противодействовать астанинскому процессу при том, что женевский вот уже который год топчется на месте из-за слабой представительности. Мы можем заявить о себе только инновациями, отсутствием идеологизированности, стремлением к прагматическому примирению на основе реальной ситуации. Нам пора перестать вести себя как дети, которые видят все в черно-белом цвете и не хотят принимать «50 оттенков серого» реального мира.

Если мы упустим этот последний шанс, то будем надолго отлучены от Ближнего Востока. Политики, которые после ливийской катастрофы позволили втянуть Францию в поддержку дестабилизации страны и исламистских течений, подмявших под себя изначальное народное восстание, несут огромную ответственность за муки сирийского народа на протяжении вот уже почти восьми лет. Пора уже отбросить цинизм (как ни парадоксально, он — полная противоположность реализма) и работать с тем, что есть на самом деле, храня в сердце гуманизм. Только это может сделать нам честь и спасти нас.

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий