Le Monde (Франция): Китай — настоящий мастер в искусстве сбивать с толку

Си Цзиньпин не смог отказаться от четырехсторонней встречи с президентом Франции Эммануэлем Макроном, канцлером Ангелой Меркель и главой Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером 26 марта. Ее целью было продвижение принятой в марте Еврокомиссией новой стратегии для прояснения неоднозначностей в позиции Китая и в его широкой программе «нового Шелкового пути» по всему миру. Пекин, в частности, представляется в этом документе как системный соперник, который поддерживает альтернативные модели управления, и экономический конкурент, стремящийся к технологическому лидерству. Вытекающий из этого план действий был представлен на рассмотрение Европейского совета 21 и 22 марта.

Возникновение необходимости в таком уточнении говорит о серьезном воздействии инициативы «Один пояс и один путь» на европейские правила, ценности и истины. Визит Си Цзиньпина стал прекрасным тому подтверждением. Пришедшее к власти в Италии популистское и антиевропейские правительство преподнесло ему в высшей степени символическую победу: первое соглашение по «Шелковому пути» со страной «Большой семерки». Причем, все это происходит на фоне «развода» Европы и Великобритании.

Китай стал настоящим мастером в искусстве сбивать с толку. В посвященной процессу китайской глобализации книге «Китай и мир» Софи Буассо дю Роше (Sophie Boisseau du Rocher) и Эммануэль Дюбуа де Приск (Emmanuel Dubois de Prisque) отмечают преднамеренную туманность и неоднозначность проекта, который реализуется с помощью распланированной, но пошаговой стратегии. По их словам, первый этап заключается в кампании по привлечению на свою сторону с помощью многих игроков, которые расхваливают достоинства «Шелкового пути», при использовании отлаженной дипломатии саммитов, встреч и конференций. Во всех этих случаях используются одни и те же понятия: дополняемость, обоюдная выгода, ответственность, общая судьба, новый и ответственный мировой порядок, невмешательство, необходимость учиться друг у друга.

Китай пытается привлечь на свою сторону как можно больше подписантов в Европейском союзе (вместе с Италией их уже больше дюжины), чтобы более эффективно «размыть» европейские правила, в первую очередь, в сфере инвестиций и доступа к госзаказам. По словам авторов книги, эту активную деятельность необходимо рассматривать в свете концепции «хуaюйцюань» (право голоса), которую сформулировали теоретики китайской Компартии. Они считают, что мировое господство отчасти является следствием контроля над словом в общественном пространстве. Таким образом, Китай может добиться превосходства, установив свои правила на мировой арене.

КонтекстФеникс: ЕС боится китайской экспансииФеникс26.03.2019PS: Си Цзиньпин — новый Мао Цзэдун?Project Syndicate08.02.2019Guardian: председатель Си Цзиньпин предупреждаетThe Guardian18.12.2018Отправимся в большое плавание с китайской экономикойИноСМИ16.11.2018Эта стратегия двусмысленности активно применяется и в вопросе прав человека, который Китай издавна сводит к идеологическим и даже лексическим разногласиям: он рассматривает эти «буржуазные» права исключительно как средство давления на него. Вместо них он отстаивает «экономические права», опирающиеся на его устойчивый рост.

Эти расхождения в риторике приняли скандальный оборот в ситуации с уйгурским меньшинством в провинции Синьцзян. Китайская пропаганда утверждает, что речь идет просто о «пансионах» для уйгуров, которые рады бесплатно повысить свои шансы на рынке труда. Для западного наблюдателя речь идет о массовой политике незаконного заключения с губительными последствиями для прав человека.

Наконец, стоит отметить стратегическую неоднозначность «нового типа международных отношений», к которому стремится Китай под управлением Си Цзиньпина. Как отмечает Алис Экман (Alice Ekman) из Французского института международных отношений, план действий Пекина ориентирован на систему «пост-альянсов»: он как никогда активно противостоит евро-американской системе альянсов, предпочитая ей партнеров в рамках «Шелкового пути». Сначала все ограничивается экономикой, однако затем в отношениях зачастую (особенно в Африке и Азии) начинают просматриваться «элементы безопасности и управления» в виде совместных учений, образовательных программ, продажи беспилотников и прочего оборудования или же технологических пакетов обеспечения безопасности городов с помощью искусственного интеллекта.

При этом, как отмечает Алис Экман, заканчивающая исследование на эту тему, в систему партнерских отношений с Китаем приглашаются все страны, в том числе союзники США. Что касается России и прочих неприсоединившихся или старых друзей Китая (Пакистан, Алжир, Лаос, Камбоджа…), к ним добавляются привлеченные щедротами «новые друзья» (Сербия, Непал, Эквадор…). «Система альянсов формальна, а Китай предлагает нечто неформальное. У него нет союзников, но есть «круг друзей», как любит говорить Си Цзиньпин. В результате, у союзников США возникает соблазн сблизиться с Китаем в рамках нового партнерства, не выходя при этом из системы альянса с Америкой, пусть это и вызывает определенные трения с ней».

В результате все это ведет к «новой поляризации мира», которую может ускорить вероятный отход от экономической взаимозависимости США и Китая на фоне геостратегической напряженности с Пекином (Брюссель, Париж, Берлин и Вашингтон теперь уже говорят о ней совершенно открыто). Однако вместо холодной войны двух блоков речь пойдет, скорее, о «туманной поляризации» мира. На китайский манер.

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий