Пакт Молотова — Риббентропа: почему Москва пытается оправдать соглашение с нацистами? (The Guardian, Великобритания)

 — Спустя восемьдесят лет после того, как Советский Союз и нацистская Германия подписали договор о ненападении, согласно которому они поделили Европу на сферы влияния, Россия выставила пакт Молотова — Риббентропа и его секретный протокол на всеобщее обозрение.

Наряду с договором на выставке в Российском государственном архиве в Москве представлены документы, охватывающие период от Мюнхенского соглашения 1938 года и оккупации Чехословакии до начала войны, которые, по словам организаторов, подтверждают опасения Советского Союза о том, что Запад стремился перенаправить агрессию Германии в сторону Москвы.

Послание Европе очевидно: плохое поведение было у всех.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров, который выступил на открытии выставки на этой неделе, прямо заявил об этом: «В этих условиях СССР пришлось в одиночку обеспечивать свою национальную безопасность и подписать пакт о ненападении с Германией».

Советский Союз долго отрицал, что существовал какой-либо секретный протокол пакта Молотова-Риббентропа, который был подписан 23 августа 1939 года, и только в 1989 году, при Михаиле Горбачеве, его наличие признали и осудили. Теперь Россия пытается представить этот пакт о ненападении как закономерный, утверждая, что его «вырывают из контекста» порочной европейской политики прагматизма 30-х годов.

Эти попытки, которые сопровождаются проводимой министерством иностранных дел кампанией в социальных сетях, трубящей повсюду о «правде о Второй мировой войне», вызвали возмущение соседних стран Восточной Европы, которые были аннексированы и разделены в соответствии с пактом.

КонтекстПакт Молотова — Риббентропа спас СССРThe Guardian20.10.2017До пакта Молотова-РиббентропаDelfi.ee23.09.2008Август 1939 года: Россия и Германия — добрые друзья (The Guardian)The Guardian27.07.2019«[Владимир] Путин говорит, что аннексия стран Балтии, агрессия в отношении Польши, агрессия в отношении Румынии, в отношении Финляндии — все это не так уж важно, это естественная часть истории, и это большая проблема, — говорит Славомир Дембский (Sławomir Dębski), польский политолог и директор Польского института международных отношений. — Мы должны задаться вопросом, зачем мы отмечаем все эти исторические события. Не оттого, что все эти политики стали историками. Это делается для того, чтобы показать современному обществу, что хорошо, а что плохо».

Помимо Мюнхена, Путин также привел аннексию Польшей чехословацкой территории в 1938 году в качестве доказательства того, что не только Москва заключала соглашения с Адольфом Гитлером. Дембский ответил на это, что польские элиты с тех пор осудили аннексию, и указал на слова, с которыми в 2009 году бывший президент Лех Качиньский обратился к мировым лидерам, в том числе Путину, назвав польскую аннексию «грехом».

«Мы должны задаться вопросом, почему Россия не осуждает пакт Молотова — Риббентропа, и какое сообщение она пытается до нас донести», — сказал Дембский.

Правительства Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Румынии обнародовали заявление, в котором говорится, что этот пакт «обрекал половину Европы на десятилетия нищеты».

В своем заявлении они добавили: «Вот почему в этот день, провозглашенный Европейским парламентом Европейским днем памяти жертв тоталитарных режимов, мы вспоминаем всех тех, чьи смерти и сломанные судьбы были следствием преступлений, совершенных под властью идеологии нацизма и сталинизма».

Подобная риторика совершенно немыслима для Москвы, где попытки сопоставить роль нацистской Германии и Советского союза во Второй мировой войне заклеймили как «фальсификацию истории» и даже угрозу национальной безопасности страны. В 2009 году Лавров писал: «Победа далась нам слишком дорогой ценой, чтобы мы позволили ее у нас отнять. Для нас это — „красная линия»».

Многие россияне считают, что Запад недооценивает роль Советского Союза в разгроме нацистской Германии, победе, которая стоила жизни приблизительно 26 миллионам россиян, украинцев и других советских граждан.

В течение последнего десятилетия Кремль борется с критикой своих действий военных лет: переписывает учебники, расширяет масштаб празднования Дня Победы, а в 2012 году совместно с историками восстановил Русское военно-историческое общество царской эпохи под руководством Сергея Нарышкина, высокопоставленного чиновника, позже назначенного главой Российской службы разведки.

«Хорошо это или плохо, но история играет в России колоссальную роль и часто используется в политических целях, — говорит Олег Будницкий, руководитель Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий в Высшей школе экономики. — Военная история играет исключительно большую роль».

Переоценка значения пакта Молотова — Риббентропа началась еще в 2005 году, когда Путин сравнил его с Мюнхенским соглашением и обвинил страны Балтии в том, что они набрасываются на Россию, «чтобы прикрыть позор коллаборационизма». К 2007 году, когда Россия сцепилась с Эстонией из-за бронзовой статуи солдата Второй мировой войны, российские историки все чаще публиковали книги и очерки, в которых оправдывали пакт как целесообразный.

Но похвалы пакту стали звучать значительно чаще после аннексии Россией Крыма в 2014 году, когда Москва сравнила поддержку украинской революции крайне правыми силами с коллаборационизмом времен нацистов. Годом позже Владимир Мединский, российский министр культуры, назвал договор «большим достижением советской дипломатии».

«То, что происходит в последние несколько лет — это, несомненно, своего рода откат в прошлое, явно обусловленный политикой», — считает Будницкий.

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Добавить комментарий