Провокация в Керченском заливе: морское право и грязные игры украинских властей (El Universal, Венесуэла)

В последнее время ряд СМИ и высокопоставленных политиков, прежде всего западных, необоснованно обвиняют Россию в «незаконном» задержании — «в нарушение международного и морского права» — 25 ноября трех украинских кораблей в Керченском проливе. К сожалению, некоторые местные обозреватели, не утруждая себя детальным изучением инцидента, им подпевают. Поэтому вынужден прояснить ряд моментов, связанных с правовым статусом Керченского пролива и указанного пограничного инцидента.

Первая ошибка заключается в том, что они ошибочно называют Керченский пролив международным проливом. В действительности Керченский пролив никогда не был международным в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву. Пролив ведет в Азовское море, которое исторически (после распада СССР) является внутренним морем России и Украины. В силу этого оно не может считаться ни территориальными водами, ни исключительной экономической зоной, ни частью открытого моря, которое обязательно должно омывать вход и выход международного пролива. Следовательно, к Керченскому проливу не могут быть применены положения вышеупомянутой Конвенции, в частности, обязательства по обеспечению мирного прохода иностранных судов, которые действуют применительно к международным проливам.

Кроме того, статус Азовского моря как внутреннего моря определен в общем международном праве и в действующих российско-украинских договорах (Договор о российско-украинской границе от 2003 года и Договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 2003 года).

Следует указать, что после воссоединения полуострова Крым и города Севастополя с Россией (абсолютное большинство жителей Крыма выступили за вхождение в РФ на основе свободного волеизъявления в 2014 году) они стали частью России. Таким образом, наша страна осуществляет свой суверенитет, свои суверенные права и юрисдикцию в акваториях, прилегающих к полуострову.

С марта 2014 года Россия является единственным прибрежным государством в Керченском проливе, что позволяет пограничникам осуществлять действия по предотвращению нарушений пограничного режима РФ.

В апреле 2018 года Россия была вынуждена усилить меры безопасности в Керченском проливе в связи с вводом в эксплуатацию Крымского моста и необходимостью противодействовать противоправным действиям украинских сил безопасности, которые в марте 2018 года, в нарушение действующих двусторонних договоренностей по Азовскому морю, захватили российское рыболовецкое судно «Норд» вместе с экипажем.

Необходимость дополнительных мер была обусловлена и диверсионно-подрывными действиями, уже предпринятыми Украиной. Речь идет, в частности, о подрыве опор ЛЭП с целью нарушить электроснабжение Крыма и попытке воспрепятствовать при помощи металлических тросов судоходству по фарватеру Керченского пролива в 2016 году.

При этом хотел бы отметить, что Россия не наращивает своего военного присутствия в Азовском море, в чем нас обычно обвиняют западные СМИ. Несмотря на то, что ни одно положение международного права этого не запрещает, у России нет военно-морских баз на Азовском море. Находящиеся там немногочисленные части ВС РФ решают задачи по охране Крымского моста. Зато Украина наращивает свое военное присутствие в Азовском море: в сентябре она сообщила о создании военно-морской базы в Бердянске, куда перебросила свои военные корабли. Кроме того, Украина традиционно закрывает некоторые участки Азовского моря для проведения артиллерийских стрельб.

Говоря о правовом статусе Керченского пролива и происходящих в нем событиях, хотел бы вкратце рассказать о том, что случилось там 25 ноября.

КонтекстIl Sole 24 Ore: готовы ли мы умирать за Азовское море?Il Sole 24 Ore10.12.2018Postimees: керченский кризис опаснее крымскогоPostimees07.12.2018УНIАН: Порошенко отказался отдать Керченский проливИноСМИ03.12.2018Ilta-Sanomat: Россия опять обидела УкраинуIlta-Sanomat27.11.2018В то воскресенье три украинских корабля — «Бердянск», «Никополь» и «Яну Капу» — подошли к Керченскому проливу со стороны Черного моря и незаконно вошли в российскую акваторию, не запросив разрешения на проход через пролив. Тут важно пояснить, что киевский режим, пришедший к власти в результате кровавого государственного переворота в 2014 году, по-прежнему игнорирует результаты референдума о самоопределении Крыма, в ходе которого большинство населения полуострова высказалось за возвращение в состав России. Не принимая во внимание реальное положение дел, Киев продолжает думать, что полуостров продолжает оставаться украинским, а его территориальные воды принадлежат украинскому государству. А это никак не соответствует действительности.

Очень важно при этом помнить, что в сентябре группа украинских военных кораблей почти в том же составе прошла через Керченский пролив в Азовское море, выполнив все договоренности и обязательства, то есть, заблаговременное уведомление о составе и пути следования судов. Российская сторона предоставила в их распоряжение лоцмана, который помог судам пройти до их пункта назначения в Азовском море.

25 ноября украинские корабли вошли во внутренние воды России и, не отвечая на запросы наших пограничников, направились к Крымскому мосту. Не отреагировали на просьбу остановиться. На предложение предоставить им российского лоцмана, который обеспечил бы им проход по Керченскому проливу, они не ответили. Как в таком случае должны были реагировать наши пограничники, видя, что иностранные корабли входят в наши территориальные воды и не отвечают на запросы? Они выполнили свой воинский долг и задержали нарушителей.

Мы абсолютно убеждены, что это была провокация нынешних киевских властей. Вскоре в этой стране должны состояться президентские выборы. Нынешний президент Украины Петр Порошенко, согласно последним опросам, стоит на пятом месте среди кандидатов на этот пост. То есть, возможностей быть переизбранным у него немного. А эта провокация развязала ему руки для объявления военного положения, чтобы поднять свой рейтинг и создать непреодолимые препятствия для своих соперников из оппозиции.

Ряд американских обозревателей также отмечают провокационный характер инцидента. В частности, политолог Николай Петро (Nikolai Petro) в своей статье «Пиночетовский план действий для Украины», опубликованной в газете «Нейшн» («The Nation»), приходит к выводу о том, что эта провокация была затеяна украинским президентом для укрепления своих политических позиций.

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий