Sveriges Radio (Швеция): российский бизнес Фарерских островов

Российские санкции пошли на пользу казне Фарерских островов. В то время как экспорт рыбы из других стран приостановлен, Фареры продолжают снабжать российский рынок, и продажи за последние годы увеличились в несколько раз.

Но то, что фарерцы не присоединились к единому фронту против России вместе с остальным западным миром, вызывает гнев Копенгагена.

В виде исключения сегодня тут довольно погожее осеннее утро, и солнце отражается в воде. Сейчас в порту Торсхавна, столицы Фарерских островов, довольно тихо. Слышно лишь, как пассажиры постепенно заполняют паром. Но обычно все не так: у рыболовецкого флота Фарер сейчас жаркие деньки. С 2010 года экспорт рыбы почти удвоился, а в прошлом году фарерской рыбы было продано более чем на 8,7 миллиардов датских крон (более 87 миллиардов рублей — прим. перев.). И если глубже погрузиться в статистику экспорта, становится видно, какая страна особенно выделяется. Это Россия.

«На самом деле мы ничего не меняли, и никто нас не приглашал за стол переговоров», — говорит министр рыболовства Фарерских островов Хёгни Хойдаль (Høgni Hoydal).

Фарерские острова — одна из немногочисленных западных стран, которые в 2014 году после аннексии Крыма не поддержали санкции ЕС против России, и потому Фареры остались в числе немногих, на кого не распространяются ответные российские санкции в сфере экспорта продуктов питания. Когда другие страны потеряли возможность продавать рыбу России, фарерцы смогли занять их место на российском рынке, и с 2013 года экспорт в Россию увеличился с 700 миллионов до более 2,5 миллиардов датских крон (7 миллиардов и 25 миллиардов рублей соответственно — прим. перев.). Более 25% всего экспорта идет сегодня в Россию, так что именно в эту страну Фареры теперь экспортируют больше всего рыбы.

Но Фарерские острова не самостоятельная страна. У них обширное самоуправление, но при этом они остаются частью датского национального сообщества, и их бизнес с Россией раздражает Копенгаген.

«Мы, Запад, пытаемся образовать единый фронт против российской агрессии. А фарерцы не придают значения санкциям, и это проблема», — говорит Микаэль Оструп Йенсен (Michael Aastrup Jensen), представитель датской правительственной партии «Венстре» (Venstre) по иностранным делам.

КонтекстKlassekampen: бывший норвежский премьер хочет снять санкции с РоссииKlassekampen21.12.2018FT: Украина призывает к новым санкциям против РоссииFinancial Times26.12.2018American Interest: что нужно, чтобы антироссийские санкции работалиThe American Interest22.12.2018Stampa: санкции не остановят бизнес-сотрудничество Европы и РоссииLa Stampa21.12.2018Wall Street Journal: санкции сближают Кремль и российских олигарховThe Wall Street Journal30.11.2018

Однако чисто юридически поводов для критики нет. Фарерские острова, в отличие от Дании, не входят в ЕС и не обязаны поддерживать санкции. Конечно, фарерцы не могут вести отдельную внешнюю политику, но свою торговую политику они определяют сами.

«Юридически придраться не к чему. Но есть также и моральный аспект, и в этом смысле они совершают ошибку», — говорит Микаэль Оструп Йенсен.

Но в Торсхавне не считают, что делают что-то неправильно, и по этому вопросу там в основном царит политическое согласие, рассказывает министр рыболовства Хёгни Хойдаль.

«И правые, и левые партии в этом вопросе придерживаются единого мнения», — говорит он.

Советник профсоюзной отраслевой организации Фарерские производители рыбы Нильс Винтер (Niels Winther) считает, что другим странам и при антироссийских санкциях легко держать хвост пистолетом.

«Мы экспортируем почти исключительно продукты питания, и от 90 до 95% этого экспорта приходится на рыбу. В ЕС нет больше ни одной страны, на чью торговлю с Россией все это так же сильно влияло бы», — говорит он.

Министр рыболовства Хёгни Хойдаль считает, что в каком-то смысле ЕС сам виноват, что в последние годы фарерский экспорт в Россию сильно увеличился.

«Ведь когда в 2013 году ЕС нас бойкотировал, нам пришлось искать другие рынки», — говорит он.

В 2013 году началась так называемая «макрелевая война» между ЕС, Фарерскими островами и Исландией. ЕС считал, что Фареры превышают свои рыбные квоты. Фарерцы были с этим не согласны, и дело закончилось тем, что ЕС решил бойкотировать фарерскую рыбу. А Дания, будучи страной, входящей в ЕС, таким образом оказалась в ситуации, когда ей пришлось в каком-то смысле бойкотировать саму себя. Фареры жаждали мести, да и действия ЕС в тот раз научили нас не складывать все яйца в одну корзину, говорит Нильс Винтер из профсоюзной организации производителей рыбы.

«Мы поняли, что не очень-то умно настолько зависеть от одного-единственного рынка», — говорит он.

Недавно Фарерские острова также углубили сотрудничество с Россией. В августе этого года был подписан документ о намерении заключить соглашение с Евразийским экономическим союзом — торговым объединением, куда входят Россия и многие другие бывшие советские страны. Микаэль Оструп Йенсен из датской партии «Венстре» предостерегает, что Фареры рискуют стать инструментом российской пропаганды.

«Правительство Путина может сейчас заявить, что Запад не един, и использовать для этого Фареры», — говорит он.

Но ведь датчане тоже что-то экспортируют в Россию, возражает министр рыболовства Хёгни Хойдаль. Датский экспорт в Россию, конечно, снизился с 2013 по 2014 год, но в 2017 году он опять начал расти.

«У них-то есть другие товары на продажу, кроме продуктов питания. Мы с удовольствием будем обсуждать большие глобальные вопросы, но тогда мы должны участвовать и в принятии решений», — говорит он.

Хёгни Хойдаль — не только министр рыболовства, но и глава республиканской партии «Республика» (Tjóðveldi). Это партия левого фланга, которая хочет добиться независимости островов от Дании. И, по его мнению, эта ситуация — еще один довод, почему Фареры должны стать отдельной страной.

«Мы не должны просто смиряться с тем, что нам не позволено сказать свое слово, когда Дания принимает решения, которые могут иметь для нас большие последствия», — говорит Хёгни Хойдаль.

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий