The American Conservative (США): Венесуэла дает возможность для примирения с Россией

Очередной кризис сегодня происходит не на Ближнем Востоке, а в Латинской Америке, по крайней мере, пока. Администрация Трампа надеется свергнуть бездарное правительство Мадуро, которое активно уничтожает Венесуэлу. Хотя эта проблема не должна особо беспокоить Россию, ее правительство оказывает явное противодействие усилиям США.

Вашингтон должен настоять на том, чтобы Москва держалась подальше — ведь мы не забыли давнишнюю доктрину Монро. Но как может кто-то, и особенно российский президент Владимир Путин, отнестись к такому заявлению серьезно? Америка постоянно вмешивается в дела российского ближнего зарубежья, стремясь подвести НАТО вплотную к российской границе, которая находится всего в пяти сотнях километров от Москвы. Намерения Вашингтона не имеют значения; он по сути дела призывает Москву ответить ему тем же. Поэтому Россия расширяет свое присутствие на Кубе, которая тоже провалила свою революцию.

Американская политика в отношении России окончательно и безнадежно запуталась. В истории Америка и Россия часто были друзьями. В отличие от других ведущих стран Европы, Россия в годы гражданской войны в США не склонялась в сторону Конфедерации. Вашингтон также держался в стороне от войн европейских государств с Россией, включая Крымскую войну и более поздние сражения на Балканах, которые в конечном итоге привели к началу Первой мировой войны.

Этот конфликт породил большевистскую революцию, а также красный террор, сталинское безумие и медленно кипящую холодную войну, во время которой Москва и Вашингтон охладели друг к другу. Но рождественские дни 1991 года открыли новые возможности, когда с кремлевского флагштока в последний раз спустили красный советский флаг. Дружба с Россией снова показалась возможной. Увы, Запад недооценил трудности перехода от тоталитарного коммунизма к демократическому капитализму. А США с Европой по всей видимости твердо решили постоянно и все сильнее унижать Москву, включив в состав НАТО ее бывших союзников и даже бывшие советские республики, а также приступив к продвижению альянса на восток.

Вначале Путин не испытывал особой враждебности по отношению к Западу. Однако он и его народ (а Путин в большей степени представляет интересы российского общества, чем хотелось бы верить американцам) посчитали враждебным поведение Запада на Балканах, в Грузии и на Украине. Ответ Москвы на антироссийский уличный путч в Киеве, который нарочито поддержали американские и европейские официальные представители, был жестоким, но эффективным. После 60-летнего перерыва Россия вновь включила в свой состав Крым, а потом впутала Украину в продолжающийся по сей день внутренний конфликт, из-за чего та лишилась возможности стать членом НАТО. Невзирая на фарисейские жалобы на действия России, ни одно американское правительство не стало бы молча и безучастно наблюдать за происходящим, если бы советский режим устроил заговор против демократически избранного проамериканского правительства в Мексике, а затем предложил новому режиму вступить в Организацию Варшавского договора.КонтекстThe Hill: столкновение России и Трампа … в ВенесуэлеThe Hill31.01.2019WSJ: китайско-российский альянс вновь угрожает АмерикеThe Wall Street Journal31.01.2019Washington Examiner: Россию нужно поставить на местоWashington Examiner31.01.2019

В результате возобновилось соперничество между двумя странами на фоне постоянно ухудшающихся двусторонних отношений. Западные санкции были болезненными, но они не оказали заметного влияния на поведение Москвы. Россия вела свою игру на выборах в США, она противодействует Вашингтону в Сирии, где тот добивается совершенно нереальных целей, укрепляет позиции Северной Кореи, расширяет сотрудничество с Китайской Народной Республикой и восстанавливает свое вызывающее неудобства влияние в Латинской Америке. При этом только вмешательство в выборы затрагивает жизненно важные интересы США. Между тем сам Вашингтон гораздо чаще и эффективнее вмешивается в голосование в других странах. Все прочее вызывает беспокойство и затруднения, но это вряд ли можно назвать неожиданностью с учетом поведения Соединенных Штатов.

Это говорит о том, что пора дать шанс переговорному процессу. Трамп своими действиями каким-то странными образом сблизил либеральных демократов и неоконсервативных республиканцев, которые провозгласили Россию очередной Большой Угрозой. Все это чепуха. Россия — это не более чем обрубок Советского Союза. Путин человек безжалостный и осуществляет репрессии, но он далеко не Сталин. Москва, в отличие от СССР, не обладает глобальной привлекательностью. Правительство Путина восстановило и перестроило российские вооруженные силы, но тратит на оборону меньше, чем Саудовская Аравия. Путин руководит страной дольше, чем Адольф Гитлер, но его «завоевания» на сегодня ограничиваются бывшей российской территорией Крым, возврат которого в состав России наверняка поддержало подавляющее большинство крымчан. Еще он оказывает определенное влияние на оказавшийся в сложном положении и не приносящий никакой выгоды украинский Донбасс, а также на Абхазию и Южную Осетию, прежде находившиеся в составе Грузии. Однако нас убеждают в том, что Путин задумал блицкриг против Европы. Экономика ЕС в 10 раз превосходит российскую, а населения в странах Евросоюза в три раза больше, чем в России.

Пожалуй, самым раздражающим, если не решающим моментом являются глобальные попытки Москвы противостоять политике США. Но опять же, дядя Сэм сам навлек это на свою голову. Например, взяв Россию в перекрестье своего прицела, администрация Обамы вынудила Путина взять пример с Ричарда Никсона и повернуться лицом к Китаю. Усиление американского экономического давления на Северную Корею дало Москве хорошую возможность возродить с Пхеньяном старые связи из эпохи холодной войны. А готовность Вашингтона помогать даже филиалам «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация — прим. ред.), поскольку те боролись с сирийским правительством, позволила России предстать в образе врага терроризма и спасителя порядка и стабильности.

Важнее всего для Америки вмешательство Москвы в дела Западного полушария. Предыдущий раунд такого вмешательства едва не привел к конфликту мирового масштаба во время Карибского кризиса. Сегодня проблем меньше, но Россия, тем не менее, оказывает содействие и усиливает режимы, выступающие против Америки и против собственного народа. На Кубе и в Венесуэле правительство Путина финансирует обанкротившиеся революции, из-за которых миллионы людей живут в бедности и лишены свободы.

Пришло время для серьезных переговоров.

Во-первых, Европа. Не имеет никакого значения наша убежденность в том, что русским не надо бояться НАТО. Они боятся, а экспансионистская политика не укрепляет американскую безопасность. Последние натовские новобранцы (это Черногория, а в скором времени Македония) просто увеличили список вассалов США в военной сфере и расширили круг обязанностей Вашингтона, не добавив альянсу соответствующих ресурсов. С потенциальными членами Грузией и Украиной все намного хуже, потому что их военные бюджеты — это просто черные дыры, и в этих странах продолжаются активные конфликты. Понятно, они хотят, чтобы их защищали. Но Америка не должна этого делать, что тоже вполне очевидно.

Здесь вырисовываются контуры договоренности. Вашингтон и Брюссель должны подать сигнал о том, что расширение НАТО окончено. Грузия и Украина приглашения к вступлению не получат. На востоке не будет новых баз, не будет новых группировок войск. Москва в ответ должна покончить с вмешательством в выборы в Америке и в Европе, а также прекратить военное вмешательство на Украине. Когда она его прекратит, будут отменены экономические санкции.

Признав, что без войны Россия не вернет Украине Крым, да и не сможет так поступить, если этого не захочет народ, Запад должен де-факто признать аннексию, не делая этого де-юре. Дипломатическое неодобрение необходимо сохранить, а от экономических санкций следует отказаться, так как они ситуацию не меняют.

В Латинской Америке администрации Трампа надо реанимировать доктрину Монро. Российское вмешательство там менее опасно, чем в годы холодной войны, однако оно все равно оказывает деструктивное воздействие. Мой коллега по Институту Катона Тед Гален Карпентер (Ted Galen Carpenter) указывает на то, что Москва недавно отправила в Венесуэлу два бомбардировщика Ту-160, способных нести на борту ядерное оружие. Россия также проводит совместные учения и подготовку с венесуэльской армией и оснащает ее. Более того, путинское правительство наращивает экономические и военные связи с Кубой.

Вашингтон должен предложить взаимную сдержанность в «ближнем зарубежье» Америки и России. Страны соответствующих регионов должны иметь возможность самостоятельно решать, с какими ведущими державами им поддерживать и развивать отношения. Однако Америке и России надо отказаться от подрывных действий друг против друга в тех областях, где у них есть особые интересы. Это существенно ослабит конфронтационный и конфликтный потенциал.

Конечно, такое соглашение противоречит побуждениям воинственных инженеров человеческих душ, которые взяли в плен американскую внешнюю политику. Но оно принесет огромную пользу американскому народу. Прежние интервенции в большинстве случаев заканчивались плохо, а иногда даже катастрофически. Более того, если уменьшить враждебность в отношениях с Россией, это снизит вероятность дорогостоящих конфронтаций в будущем, причем как случайных, так и умышленных. В более отдаленной перспективе у Москвы ослабнет потребность в сближении с Пекином. Для Азии лучше всего было бы сформировать некий баланс сил, который будет сдерживать Китай, если тот со временем превратится в сверхдержаву. Москва станет важной составной частью такого баланса.

Вашингтон без всякой на то необходимости делает из России врага, действуя крайне деструктивно. Конечно, свою долю вины несет и правительство Путина, которое настойчиво ограничивает основные свободы, появившиеся на короткое время после распада Советского Союза. Однако мнение Запада о том, что он может поступать, как ему заблагорассудится, невзирая на последствия таких действий для России, является отражением токсичной смеси высокомерия, наивности и глупости. Москва не одержала победу в продолжающейся конфронтации, но США и Европа тоже не победили.

Президент давно уже говорит, что хочет выстроить совсем другие отношения с Россией. Для этого ему надо начать серьезные переговоры с Путиным по широкому кругу вопросов. Трамп должен открыто заявить о своих целях, а переговоры должны стать прозрачными. А еще он должен потребовать от своих критиков разъяснений о том, чего они хотят добиться своей конфронтацией с Москвой.

Сейчас ситуация кажется опасной и безнадежной, какой она была год назад между США и Северной Кореей. Но президент нашел выход из этого кризиса. То же самое ему надо сделать и с Россией.

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий