The Atlantic (США): сговор с Россией у всех на виду

Возможно, даже президент Дональд Трамп способен воспринять ту эмоциональность, которая характерна для 9-ой симфонии Бетховена. Он слушал это произведение вместе со своими коллегами во время саммита группы G20, когда лидеры этих стран собрались в Германии летом 2017 года. Он сидел на балконе, наклонившись немного вперед, и, казалось, внимательно прислушивался к веселому разговору Макрона и его супруги. Хорошее исполнение 9-ой симфонии — трудно в этом отношении поспорить с Гамбургским филармоническим оркестром — является музыкальным эквивалентом порции кофе компании «Старбакс» под названием «Красный глаз» (Red Eye), наносящей громоподобный удар по кровеносной системе. Когда Трамп присоединился к своим коллегам во время организованного после концерта ужина, он, казалось, просто не мог усидеть в кресле.

Если говорить более конкретно, то он прошел по всему банкетному залу и опустился в свободное кресло рядом с российским президентом Владимиром Путиным. Судя по всему, этот маневр Трамп не обсуждал заранее со своими помощниками. Протокол позволял ему взять с собой одного переводчика на обед, — а выбранный им переводчик владел японским языком. Частью опасности, связанной с подобным импровизированным разговором с Путиным, состояла в коварстве Путина, в его способности видоизменять реальность с помощью искусного навязывания собственного шаблона фактов. Там же у Трампа проявилась странная тенденция, связанная с его стремлением преклонить колени в направлении российского лидера.

Поскольку в тот момент никто из американских чиновников не мог слышать этого разговора, у нас нет никаких данных о том, что было сказано в ходе общения двух лидеров. Кроме того, в течение нескольких дней даже не было никакого официального признания того, что подобная беседа имела место. Несмотря на большое количество свидетелей того, что он подсел к Путину, Трамп назвал разного рода сообщения об этом «фейковыми новостями».

КонтекстДоказательств сговора с Россией нетИноТВИТ24.03.2018Сговор ФБР, ЦРУ и «Нью-Йорк Таймс» — золотой стандарт заговораAmerican Thinker23.05.2018Сговор с Россией реален. В случае Хиллари!ИноТВИТ07.08.2018Еще на более раннем этапе президентской биографии Трампа над ним сгустились тучи из-за русского скандала. Вся политическая логика говорила о том, что ему нужно было избегать скрытых встреч с российским лидером, поскольку в официальных тезисах представителей Демократической партии, поддержанных содержанием досье [Кристофера] Стила (Christopher Steele), Трамп фигурировал как «марионетка Путина». Желание Трампа игнорировать подобную политическую логику может быть воспринято как его намеренное неповиновение, как некомпетентный подход или как подтверждение существования нечестивого альянса. Однако убедительный факт состоит в том, что Трамп ставит себя в такую ситуацию, когда он на самом деле повышает престиж и тактическое преимущество человека, который стремится ослабить страну, которой руководит, а также тот альянс демократий, который теоретически возглавляет.

За этой сценой во время обеда в Гамбурге последовал его безумный монолог в Хельсинки летом следующего года. Трамп стоял рядом с Путиным за одной из двух трибун. Он сказал, что больше доверяет заверениям российского президента о невмешательстве в американские выборы, чем убедительным данным, собранным представителями его собственного разведывательного сообщества. Не нужно быть невероятно опытным психологом, чтобы понять, каким образом он мог прийти к такого рода глубоко патриотичному выводу. Признание российского вмешательства в американские выборы подставило бы под вопрос легитимность его собственной победы.

Однако отрицать российское вмешательство — значит удовлетворить желание Путина. Путин постоянно использует социальные сети для того, чтобы сеять раздор в Соединенных Штатах и в Западной Европе. Российский президент считает, что он может влиять на исход выборов и вызывать недовольство, ослабляя таким образом своих соперников и не платя при этом никакой реальной геополитической цены. На самом деле, отрицание Трампом неблаговидной роли России в выборах лишь усиливает подозрение по поводу тех целей, которых надеется добиться Путин. В результате создается впечатление о существовании в Соединенных Штатах предвзятого и конспиративного «глубинного государства», а одержимость по поводу российского влияния представляется как узкопартийное заблуждение.

Одним из значительных результатов расследования специального прокурора Роберта Мюллера является обнаружение того факта, что русские и представители избирательного штаба Трампа начали говорить о «политической синергии» еще в ноябре 2015 года, задолго до того, как кто-либо мог подумать о том, что звезда реалити-шоу может стать кандидатом в президенты от Республиканской партии. Еще до начала расследования Мюллера ФБР, как сообщают, пришло к выводу о том, что в отношении президента следует провести контрразведывательное расследование, поскольку имевшиеся в распоряжении этого ведомства данные достаточно убедительно свидетельствовали: Трамп может быть агентом, работающим по указанию России. Очень мало фактов из его президентской деятельности делает это невероятное предположение менее возможным.

Какой бы ни была окончательная правда об отношениях Трампа с Россией, она окажется крайне выгодной для Кремля. Трамп принижает значение убийств критиков Кремля. Создается впечатление, что он готов признать, что российская оккупация Крыма и Западной Украины (так в тексте — прим. ред.) является либо свершившимся фактом, либо каким-то незначительным событием, по поводу которого Америке не стоит беспокоиться. Сирия — тот театр влияния, который он уступает русским, выводя оттуда американские войска. Даже санкции против закадычных друзей Путина теперь снимаются. Возможно, мы так и не найдем доказательств тайного сговора, однако тот сговор, который у всех на виду, является наихудшим скандалом в американской политической истории.

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий