The New Republic (США): обыски в австралийских СМИ и упадок свободы прессы во всем мире

Американцы, страдающие бессонницей и имеющие аккаунт в Твиттере, во вторник ночью могли наблюдать тревожное зрелище. На другом конце света организация, называемая Австралийская федеральная полиция (АФП) и соответствующая по своим функциям ФБР, провела обыски в штаб-квартире Австралийской вещательной корпорации (АВС), которая аналогична Би-Би-Си. Ответственный редактор Эй-Би-Си Джон Лайонс (John Lyons) публиковал подробный отчет в Твиттере о том, как агенты АФП проводят обыск в его организации.

Thousands of internal ABC emails being gone through by the AFP. pic.twitter.com/kgKX7AAbOA

— John Lyons (@TheLyonsDen) 5 июня 2019 г.

​Джон Лайонс
Тысячи писем внутренней переписки Эй-Би-Си проходят через АФП.

По мнению Эй-Би-Си, причиной обыска стал опубликованный компанией в 2017 году материал о том, как австралийский спецназ убивал в Афганистане безоружных людей, в том числе детей. Основой для этого сюжета отчасти послужили утечки информации, содержавшейся в сотнях секретных военных файлов. Австралийский закон дает правоохранительным органам широкие полномочия по преследованию разоблачителей, и полиция во время обыска просмотрела тысячи файлов Эй-Би-Си, включая почтовую переписку, черновые материалы, необработанные видеокадры и прочее.

Журналисты довольно часто сталкиваются с таким обращением в авторитарных странах, и поэтому особенно тревожно было наблюдать за тем, как это делают с ними в свободной стране, какой является Австралия. Данный случай наглядно показал, что даже либерально-демократические государства готовы использовать свою власть для подавления журналистики. В Америке этот урок законно действующим журналистам преподносится более тонко и ухищренно.

Обыск в Эй-Би-Си не был единичным эпизодом. За день до этого австралийская полиция в рамках расследования об утечке информации обыскала дом редактора информационного агентства «Ньюс Корпорейшен Австралия» Анники Сметхерст (Annika Smethurst). В прошлом году Сметхерст написала статью для сиднейской газеты «Дейли Телеграф», в которой сообщила, что министры страны готовят предложения о предоставлении австралийскому шпионскому ведомству обширных полномочий следить за гражданами Австралии. Полиция провела в доме Сметхерст несколько часов, проверяя ее компьютер и сотовый телефон. Эти действия поддержал австралийский премьер-министр Скотт Моррисон (Scott Morrison), чья правоцентристская Либеральная партия в прошлом месяце одержала непростую победу на выборах. «То, что защищаются наши законы, меня отнюдь не настораживает», — заявил он репортерам.

Но это настораживает Сару Репуччи (Sarah Repucci) — даму-эксперта, занимающуюся исследованиями демократии и прав человека в некоммерческой организации «Фридом Хаус». «Я считаю, что любой обыск у журналистов является атакой на их деятельность по независимому информированию населения», — сказала она. Репуччи призвала рассматривать эти обыски в более широком контексте глобального наступления на свободу прессы, которое набирает силу в связи с распространением в последние годы популизма правого толка, о чем «Фридом Хаус» подробно рассказала в обнародованном в среду докладе (он вышел под зловещим заголовком «Деградация по спирали»).

Квази-авторитарные популисты типа венгерского премьер-министра Виктора Орбана пользуются менее откровенной тактикой подрыва независимых СМИ, чем явные диктаторы, хотя результат получается тот же. «Мы уже лет десять наблюдаем за упадком свободы прессы, так что в этом нет ничего нового, — сказала Репуччи. — Вызывающая серьезную обеспокоенность новость состоит в том, что свободу прессы в своих странах все больше и больше подавляют демократии. А если свободу прессы не соблюдают даже демократические государства, то чего же ждать от диктаторов?»

Австралийские руководители, включая министра внутренних дел Питера Даттона (Peter Dutton), в среду заявили, что не знали заранее об этих обысках. Тем не менее, Даттон похвалил правоохранителей за их действия и постарался преуменьшить ту опасность, которую они представляют для свободы прессы. «АФП (Австралийская федеральная полиция) выполняет важную задачу, и то, что она проводит свои расследования независимо, вполне оправданно. Более того, это ее обязанность по закону», — сказал министр репортерам.

В теории Австралия является демократической страной. Там проводятся свободные выборы, есть независимая судебная система, гражданские власти контролируют военных. Но что касается свободы прессы, то в этой сфере Австралия — отвратительное застойное болото. Например, в этой стране журналисту грозит немалый штраф за «неправильное» освещение вердикта важного уголовного процесса. Есть пример: тридцати с лишним репортерам и средствам массовой информации предъявлены обвинения в неуважении к суду за то, как они в декабре прошлого года освещали судебный процесс над кардиналом Джорджем Пеллом (George Pell), обвиненном в сексуальных преступлениях против детей. Пелл стал самым высокопоставленным католическим священником, когда-либо представшим перед судом за растление детей. Суд над ним привлек к себе огромное общественное внимание. Но председательствующий судья отдал распоряжение журналистам не разглашать детали осуждения Пелла, опасаясь, что широкая огласка повлияет на будущие суды присяжных. То есть на людей, которым еще только предстоит в неопределенном будущем принять решение о виновности или невиновности Пелла на новых ожидаемых процессах о его действиях сексуального характера. При этом реальный исход нынешнего процесса Пелла был известен каждому австралийцу, у которого есть доступ к интернету. А этих три десятка журналистов обвиняют в том, что они помогли опубликовать вердикт иностранным СМИ.

Как я уже отмечал в этом году, характерной чертой отношения Австралии к свободе прессы является раболепно-почтительное отношение к тайне личной жизни и к репутации влиятельных австралийцев. В этом году актер Джеффри Раш выиграл многомиллионный иск против газеты «Телеграф», воспользовавшись скандально строгими законами Австралии о клевете. В 2017 году вдохновленная феминистским движением «И меня тоже» газета опубликовала серию статей, в которых утверждалось, что Раш во время съемок «Короля Лира» в Сиднее двумя годами ранее домогался неназванной актрисы. Хотя актриса Эрин Джин Норвилл выступила в суде и рассказала о пережитом, судья отверг правдивые доводы газеты «Телеграф» и вынес решение в пользу Раша, назвав газетные материалы «журналистикой худшего свойства».

Американцы могут утешаться тем, что первая поправка к Конституции надежно защищает в правовом плане свободу прессы. А в Австралии нет даже Билля о правах. Трамп часто сетует на строгость американских законов о клевете и грозит внести в них изменения; но эти законы написаны на уровне штатов, а не конгрессом, который он может стращать и запугивать. В 1964 году Верховный суд рассмотрел дело «Нью-Йорк Таймс» против Салливана, в котором судьи единогласно вынесли решение в пользу газеты. Суд постановил, что для объявления газетной информации злостной клеветой необходимо доказать, что за публикацией стоял «злой умысел, установленный по фактическим обстоятельствам дела». Это историческое решение наверняка помешает Трампу «размыть» законы о клевете, если он получит такую возможность. (Судья Верховного Суда Кларенс Томас недавно раскритиковал это решение, хотя другие судьи его не поддержали.)

Но оснований для беспокойства предостаточно. При администрации Обамы министерство юстиции США начало кампанию репрессий против журналистов за организацию утечек по вопросам национальной безопасности. Федеральная прокуратура пыталась заставить журналистов назвать имена своих источников в открытом суде, изучала их телефонные звонки, и как дубиной размахивала законом «О шпионаже», запугивая разоблачителей действий государства. Администрация Трампа воспользовалась этим прецедентом и начала собственную череду расследований утечек информации. Свежий пример: в прошлом месяце министерство юстиции выдвинуло обвинения против основателя «Викиликс» Джулиана Ассанжа по закону «О шпионаже» за его предполагаемую причастность к публикации украденных в 2010 году военных документов.

Ассанж не вызывает особых симпатий. Шведская прокуратура добивается экстрадиции этого родившегося в Австралии борца с секретностью, чтобы предъявить ему обвинения в изнасиловании. Он также сыграл определенную роль в российской кампании по подрыву президентских выборов в США в 2016 году. Но из-за этого уголовного дела те привычные методы работы, которыми пользуются авторы журналистских расследований и освещающие тему национальной безопасности репортеры, — эти привычные методы могут стать уголовно наказуемыми. Приговор Ассанжу и риторика Трампа могут показаться не столь драматичными, как штурм редакции «Вашингтон Пост» или студии Си-Эн-Эн агентами ФБР. Но в итоге они могут стать столь же губительными для свободы прессы в Америке.

А это, в свою очередь, мешает людям узнавать правду о своих властях и влиять на них. «Важно иметь в виду, что угрозы свободе прессы ужасны сами по себе, но они особенно отвратительны в силу своей опасности для демократии, — сказала мне Репуччи. — Я думаю, мы здесь воспринимаем демократию как нечто само собой разумеющееся, но так поступать нельзя. Демократию надо лелеять и поддерживать, чтобы она развивалась. Если мы ценим свою свободу, ее надо отстаивать».

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий