The New York Times (США): cпецпрокурор проверяет украинцев, приехавших на инаугурацию Трампа

 — Спустя несколько часов после того, как Дональд Трамп официально стал 45-м президентом США, он пригласил свою супругу Меланию на танец под легендарную композицию Фрэнка Синатры My Way, а сотни их самых богатых и самых влиятельных сторонников подняли свои смартфоны, чтобы снять первый танец четы Трампов после инаугурации.

Сергей Кивалов, украинский депутат, известный своими пророссийскими инициативами, сфотографировал этот танец, а также свои заветные билеты, позволившие ему попасть на это мероприятие — бал Свободы (Liberty Ball) в Конференц-центре имени Уолтера Вашингтона — а затем выложил фотографии в Фейсбук, отметив, что для него было «честью» присутствовать там.

Он стал одним из как минимум дюжины украинских политиков и бизнесменов, приехавших в Вашингтон на инаугурацию г-на Трампа, некоторые из которых попали на бал Свободы. И в планах большинства из них были не только вечеринки.

В Международной гостинице Трампа они присутствовали на встречах и знакомились с влиятельными членами Конгресса США от Республиканской партии и близкими помощниками президента Трампа. Эти украинцы представляли различные точки зрения, включая тех, кто симпатизировал Москве, и позиционировали себя как посредники, способные помочь в решении одной из самых серьезных внешнеполитических проблем, стоящих перед новой администрацией: проблемы военного противостояния между Россией и Украиной, а также тех жестких санкций, которые были введены против Москвы после аннексии Крыма.

Церемония передачи власти привлекла в Вашингтон чиновников и бизнесменов со всего мира, стремящихся наладить отношения с новой администрацией. Хотя в тот период многие вечеринки и мероприятия были открыты для всех, стоимость пакетов, позволявших попасть на более эксклюзивные мероприятия, организованные инаугурационным комитетом г-на Трампа, начиналась от 25 тысяч долларов за два билета на один официальный торжественный бал.

Свидетельства присутствия украинцев на официальных мероприятиях привлекли внимание специального прокурора Роберта Мюллера (Robert S. Mueller), который занимается расследованием вмешательства России в президентские выборы 2016 года, и заставили прокуратуру более пристально изучить этот вопрос. Расследование проводится на фоне растущего числа свидетельств о том, что некоторые украинцы, приехавшие в Вашингтон на инаугурацию, или их союзники продвигали грандиозные сделки или «мирные» планы, которые соответствовали интересам России, в том числе через отмену санкций.

Такая сделка не только расширила бы возможности новой администрации в попытках вовлечь Москву в ее дипломатические инициативы на Ближнем Востоке, но и упростила бы задачу ряда лиц, связанных с г-ном Трампом, — некоторые из них, в свою очередь, поддерживают связи с украинцами, приехавшими в Вашингтон, — по реализации их бизнес-проектов, для которых санкции стали серьезным препятствием.

Федеральная прокуратура допросила свидетелей в попытке выяснить, каким образом эти украинцы получили пропуск на инаугурационные мероприятия, с кем именно они встречались в США, и что именно они обсуждали, — включая вопросы, касающиеся различный мирных предложений, — о чем сообщили источники, знакомые с ситуацией.

В декабре команда г-на Мюллера допрашивала свидетелей, пытаясь получить информацию о незаконной лоббистской деятельности иностранцев, касающейся Украины. Другим вопросом стал вопрос о том, могли ли украинцы или граждане других стран использовать подставных спонсоров, чтобы замаскировать свои пожертвования инаугурационному комитету. Федеральный закон запрещает иностранцам перечислять пожертвования инаугурационному комитету, хотя они все же могут присутствовать на организуемых им мероприятиях, если американцы купят билеты.

За последние несколько недель стали известны некоторые детали этого расследования.

Во вторник, 8 января, адвокаты Пола Манафорта (Paul Manafort), бывшего главы предвыборного штаба г-на Трампа, который за последние 10 лет получил десятки миллионов долларов от связанной с Россией украинской партии, по неосторожности сообщили, что он обсуждал план мирного урегулирования конфликта между Россией и Украиной с одним деловым партнером, который, по всей видимости, связан с российской разведкой.

Этот партнер по имени Константин Климник — гражданин России, которого г-н Мюллер обвинил в препятствовании правосудию в связи с тем, что тот пытался повлиять на показания свидетелей событий, послужившие основанием для предъявления г-ну Манафорту обвинения в незаконном лоббировании иностранных интересов.

КонтекстРечь Трампа на концерте перед инаугурациейFox News20.01.2017Америка выходит на новую дорогуIsrael Hayom23.01.2017Журналисту из России светит срок в СШАThe Independent25.01.2017Как противодействовать ТрампуVox14.02.2017Согласно материалам дела, в 2016 году г-н Климник получил от г-на Манафорта данные политических опросов. Г-н Манафорт попросил, чтобы г-н Климник передал эти данные опросов двум украинским олигархам, которые обеспечивали или сами финансировали пророссийские украинские политические партии, на которые г-н Манафорт ранее работал. Один из этих олигархов — Сергей Левочкин — присутствовал на балу Свободы, о чем сообщил источник, ознакомившийся со списком гостей.

В декабре прокуратура сделала еще один шаг, который послужил сигналом того, что она продолжает сотрудничать с Сэмом Пэттеном (Sam Patten), американским консультантом, который работал с г-ном Климником и связанными с Россией украинцами, стремившимися наладить контакт с администрацией Трампа.

В конце августа г-н Пэттен признал вину по нескольким пунктам обвинения, включая перечисление 50 тысяч долларов от иностранца, чье имя не называлось, но который подходил под описание г-на Левочкина, — и который в материалах дела фигурировал как «влиятельный украинский олигарх», — на покупку билетов на эксклюзивные мероприятия, приуроченные к инаугурации г-на Трампа, для этого олигарха, г-на Климника и человека, который в материалах дела был назвал «еще одним украинцем».

Другие украинцы, которые приехали в Вашингтон в момент инаугурации, сообщили, что прокуроры задавали им самые разные вопросы.

«Меня дважды допросили ФБР и команда г-на Мюллера», — сказал Андрей Артеменко, приехавший на инаугурацию в качестве депутата украинского парламента с планом мирного урегулирования, который позже был раскритикован как пророссийский.

По словам г-на Артеменко, летом прошлого года он дал показания перед следственным жюри г-на Мюллера и ответил на вопросы команды г-на Мюллера касательно того, «какой была цель моего приезда, как я попал туда, что я делал, и как я достал билеты и приглашения».

На Капитолийском холме члены комитета Палаты представителей по надзору, находящемся сейчас под контролем демократов, занялись Майклом Флинном (Michael T. Flynn), первым советником г-на Трампа по вопросам национальной безопасности, который был центральным звеном в попытках выстроить новые отношения с президентом России Владимиром Путиным.

Пока неясно, насколько активную роль г-н Флинн сыграл в дискуссиях по поводу плана мирного урегулирования конфликта на Украине, однако члены комитета пытаются выяснить, мог ли он или его деловые партнеры извлечь финансовую выгоду в случае отмены антироссийских санкций.

Комитет под председательством члена Палаты представителей Элайджа Каммингса (Elijah E. Cummings) продолжает изучать детали бизнеса г-на Флинна и «возможное злоупотребление его официальным положением в то время, когда он был советником по вопросам национальной безопасности», о чем сообщил представитель комитета.

В 2017 году один информатор сообщил членам комитета, что примерно в момент инаугурации в разговоре со своим деловым партнером г-н Флинн упомянул, что одним из первых шагов новой администрации станет отмена антироссийских санкций. Г-н Флинн полагал, что отмена санкций позволит деловому проекту, в котором он ранее принимал участие, продвинуться вперед.

До июня 2016 года г-н Флинн принимал участие в деловом предприятии, в рамках которого планировалось совместно с Россией строить атомные электростанции на Ближнем Востоке, и в дальнейшем, уже отказавшись от непосредственного участия в этом проекте, он продолжил поддерживать тесные связи с вовлеченными в него людьми.

В своем письме от декабря 2017 года, адресованном комитету по надзору, управляющий компании, нанявшей г-на Флинна в качестве советника по проекту ACU Strategic Partners, заявил, что обвинения информатора были «ложными и необоснованными».

Позже г-н Флинн принимал участие в одной украинской инициативе, направленной на урегулирование конфликта с Россией.

Бывший украинский депутат г-н Артеменко заявил в интервью, что не присутствовал на инаугурационных балах и каких-либо других мероприятиях, для посещения которых нужны были платные билеты. По его словам, он посмотрел инаугурационную речь г-на Трампа, что было бесплатно, и встретился с несколькими республиканцами, чтобы обсудить свой мирный план, который позволил бы отменить антироссийские санкции и который, по его словам, нашел некоторую поддержку в Кремле.

Спустя несколько дней после инаугурации г-на Трампа г-н Артеменко поехал в Нью-Йорк, чтобы обсудить свой мирный план с Майклом Коэном (Michael D. Cohen), адвокатом г-на Трампа на тот момент, и бывшим деловым партнером президента Феликсом Сейтером (Felix H. Sater), который помогал г-ну Трампу искать новые деловые возможности в России. Позже г-н Коэн лично передал этот мирный план г-ну Флинну — за неделю до того, как г-н Флинн был вынужден покинуть свой пост в результате скандала.

Спустя несколько дней после инаугурации Белый дом отправил запросы в Госдепартамент и Конгресс касательно того, что может потребоваться для смягчения антироссийских санкций. В период предвыборной кампании, в переходный период и первые несколько дней работы новой администрации перезагрузка отношений с Россией и правительством г-на Путина занимала центральное место во внешней политике г-на Трампа, и пока неясно, какую роль могли сыграть скрытые просьбы и предложения украинцев.

Официальные запросы касательно резкой смены политического курса вызвали тревогу в Госдепартаменте и в Конгрессе.

«Я слышал от различных источников, что был план в ускоренном порядке отменить антироссийские санкции, — сказал Дэниэл Фрайд (Daniel Fried), ветеран дипломатический службы, который первые несколько недель работы новой администрации был координатором Госдепартамента по санкционной политике. — Ко мне обращались люди, обеспокоенные тем, что США могут совершить катастрофическую глупость».

Другие чиновники, согласившиеся дать интервью только на условиях анонимности, тоже рассказали о том, что новый Совет национальной безопасности под руководством г-на Флинна обращался к ним с весьма странными вопросами, в том числе вопросом о том, действительно ли Украина была частью России, и действительно ли Крым хотел стать частью России.

Даже среди республиканцев идея смягчения санкций нашла довольно мало поддержки. «Если и есть в мире страна, не заслуживающая смягчения санкций, то это Россия», — сказал сенатор Митч Макконнелл (Mitch McConnell), лидер большинства в интервью изданию «Политико» (Politico) спустя неделю после инаугурации.

К марту 2017 года попытки Белого дома добиться смягчения антироссийских санкций прекратились из-за решительного сопротивления лидеров Конгресса.

Однако это не помешало прокуратуре продолжить проверку тех, кто пытался навязать планы по смягчению санкций в период инаугурации, а также их роли в возможных сделках, которые могли бы быть заключены в случае снятия санкций.

Г-н Коэн признал себя виновным по нескольким пунктам обвинения, в том числе в даче ложных показаний следователям Конгресса о переговорах по вопросу о строительстве Трамп-тауэр в Москве. Хотя поначалу г-н Коэн настаивал на том, что переговоры по этому проекту прекратились до начала предвыборной кампании 2016 года, позже он признал, что переговоры продлились до лета 2016 года.

К тому времени Россия уже проводила хакерские атаки и кампании с соцсетях, направленные на укрепление позиций г-на Трампа, который публично заявлял о необходимости наладить отношения с Россией и намекал на свою готовность рассмотреть вопрос об отмене санкций.

Эти санкции представляли собой потенциальное препятствие для реализации проекта по строительству Трамп-тауэр в Москве, в котором г-н Сейтер позиционировал себя в качестве ключевого игрока. Г-н Сейтер и г-н Коэн обсуждали возможность получения средств от двух российских банков, ВТБ и Генбанка, однако санкции запрещали американским гражданам вести дела с этими банками.

Еще один влиятельный бизнесмен, который несколькими годами ранее работал с г-ном Трампом над строительным проектом в Москве, — украинский и российский бизнесмен Павел Фукс — тоже приехал в Вашингтон на инаугурацию г-на Трампа.

Г-н Фукс, успевший с тех пор поссориться с Москвой и попавший под введенные Кремлем санкции, остановился в Международной гостинице Трампа и провел некоторое время с Виталием Хомутынником, бизнесменом и депутатом, который был членом связанной с Россией партии, на которую работал г-н Манафорт. Г-н Фукс и г-н Хомутынник встретились с членами Палата представителей Кевином Маккарти (Kevin McCarthy) и Эдом Ройсом (Ed Royce), которые в то время были влиятельными республиканцами от Калифорнии.

Партия г-на Хомутынника опубликовала в Фейсбуке фотографии, на которых он позировал вместе с этими конгрессменами, и намекнула, что ему удалось получить заверения в том, что при администрации г-на Трампа отношения между Украиной и США будут укрепляться, не сообщив при этом никаких подробностей.

Представители г-на Маккарти сообщили, что та встреча была случайной, а беседа — короткой и поверхностной, добавив, что г-н Маккарти поддерживает антироссийские санкции.

На Украине один парламентарий, связанный с президентом Петром Порошенко, которого считают прозападным президентом, обвинил оппозиционных политиков в том, что они заплатили за билеты на инаугурационные мероприятия 200 тысяч долларов.

Г-н Кивалов, украинский депутат, опубликовавший фотографии первого танца четы Трампов, не отреагировал на нашу просьбу рассказать, как именно он получил билеты на бал Свободы. Борислав Береза, украинский депутат, опубликовавший свою фотографию с того бала, сообщил, что получил билеты бесплатно от человека, «связанного с Иллинойсом», добавив однако: «Я точно не помню».

Он объяснил обвинения в покупке билетов банальной завистью тех, кого не пригласили, а в своем посте в Фейсбуке назвал тот бал «местом, где за бокалом шампанского тебя знакомят с людьми, которые имеют влияние в новой администрации Белого дома. Таковы традиции США».

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Добавить комментарий