The New York Times (США): Викторина Моралес выступила против президента Трампа. Какую цену она заплатит?

В течение более пяти лет гватемалка Викторина Моралес заправляла постель Трампа и сметала пыль со спортивных трофеев по гольфу президента США в Бедминстере (Нью-Джерси), хотя сама нелегально находилась в стране. И не одна она бывала в подобной ситуации.

В течение более пяти лет служанка гольф-клуба Трампа в Бедминстере (Нью-Джерси), Викторина Моралес (Victorina Morales) заправляла постель Дональда Трампа, чистила его туалет и сметала пыль с хрустальных призов по гольфу. Приехав в клуб уже в качестве президента, Трамп указал ей, что она должна носить значок в форме американского флага с логотипом секретной службы.

За «весомую» помощь, которую она оказывала в ходе визитов Трампа в клуб, в июле Моралес получила от Ассоциации по связям с общественностью при Белом доме специальное удостоверение на свое имя. Это действительно крупный успех для иммигрантки-домработницы, не имеющей документов.

Путь, проделанный Моралес от выращивания кукурузы в Гватемале до уборки постелей в элитном гольф-клубе, начался с юго-западной границы США, которую, по ее словам, она пересекла нелегально в 1999 году в районе пастбища для выпаса лошадей в Нью-Джерси. Позднее здесь же, но уже в 2013 году, ее и наняли на работу в гольф-клуб Трампа, причем по фальшивым документам, как она сама подтверждает. Моралес говорит, что она не единственная работница клуба, находившаяся в стране нелегально.

КонтекстIndependent: американцев можно поздравитьThe Independent27.11.2018Independent: почему тема мигрантов доминирует в преддверии выборов в СШАThe Independent31.10.2018Público: Центральноамериканский исход продолжаетсяPublico.es23.10.2018Le Figaro: Магриб держит в руках будущее ЕвропыLe Figaro25.08.2018Сандра Диас (Sandra Díaz), 46 лет, родившаяся в Коста-Рике, а сейчас проживающая уже легально в Соединенных Штатах, говорит, что она также не имела никаких документов, когда работала в Бедминстере с 2010-ого по 2013 год. Обе женщины уверяют, что в течение нескольких лет они занимались уборкой помещений, благоустройством и озеленением территории гольф-клуба. В их группе были и еще несколько беспаспортных работников, но они не знают, сколько именно. Нет свидетельств о том, что Трампу или его менеджерам было известно об их статусе нелегальных мигрантов. Однако, как сказали женщины, как минимум два инспектора клуба знали об этом и даже несколько раз помогали иммигрантам избежать проверок и сохранить свои рабочие места.

«Там много нелегалов», — говорит Диас, уверяя, что она сама присутствовала при приеме иммигрантов на работу, хотя, по ее сведениям, у них не было никаких документов.
Трамп превратил вопросы безопасности границ США и борьбу за сохранение занятости американцев в краеугольный камень своего президентства, начав с обещания построить мощную пограничную стену и заканчивая регулярными полицейскими облавами на рабочих местах с проверкой штатных расписаний предприятий, организованными его правительством.

Еще во время избирательной компании, сразу же после открытия построенного им в Вашингтоне отеля «Трамп Интернешнл», нынешний американский президент похвастался, что при его строительстве использовалась специальная система электронной верификации, E-Verify, которая гарантировала наем только работников, имеющих законно полученные документы. «У меня в отеле нет ни одного иммигранта-нелегала», — заявил тогда Трамп.

Тем не менее, в ходе избирательной кампании и во время его президентства 45-летняя Моралес продолжала работать в гольф-клубе Трампа в Бедминстере, в штате которого она числится и по сей день. Ее и группу других работников каждый день привозит на работу один из служащих клуба, потому что сами они не могут получить водительские права легально.

Невысокая женщина с образованием в два класса начальной школы, прибывшая в США без знания английского языка, Моралес имела неслыханный доступ к излюбленному месту отдыха Трампа. Она занималась уборкой его виллы, когда тот смотрел телевизор, находилась рядом во время его встреч с потенциальными членами будущего кабинета министров, в том числе и тогда, когда глава персонала Белого дома Джон Келли (John Kelly) приезжал для доверительной беседы с президентом. «Никогда не думала, что простая иммигрантка из гватемальской деревни увидит таких важных персон вблизи», — говорит она.

Тем не менее, подчеркивает Моралес, она чувствует себя задетой некоторыми публичными комментариями Трампа после его вступления в должность президента, в частности, его сравнениями латиноамериканских иммигрантов с уголовными преступниками. В связи с этим, она вспоминает оскорбительные высказывания одного из инспекторов гольф-клуба по поводу уровня ее образованности и иммигрантского статуса, что заставило ее вслух возмутиться этими словами. «Мы уже устали от его нападок, оскорблений и формы общения с нами, в то время как он прекрасно понимает, что наша работа здесь помогает ему делать деньги, — говорит Моралес. — Мы изо всех сил стараемся хорошо выполнять все наши обязанности, но должны терпеть унижения с его стороны».

Моралес и Диас встретились с корреспондентом «Нью-Йорк таймс» с помощью своего адвоката из Нью-Джерси Анибаля Ромеро (Aníbal Romero), который защищает их в рамках своих дел об иммигрантах. Моралес говорит, что понимает, что ее могут уволить или выслать из страны за разглашение этой информации, хотя она и попросила защиты в соответствии с законами о предоставлении убежища. Сейчас она также рассматривает возможность подачи иска о нарушении ее рабочих прав и дискриминации.

В многочасовых интервью на испанском языке, данных газете по отдельности, Моралес и Диас в деталях рассказали о своей работе в гольф-клубе и о их взаимодействии с администрацией, включая Трампа. Обе женщины описали президента как требовательного, но любезного человека, который иногда давал им большие чаевые. Хотя зачастую они не очень четко припоминали конкретные даты тех или иных происшествий, женщины хорошо помнили основные из них и происходившие при этом разговоры.

Моралес общалась с Трампом в течение нескольких лет; ее муж подтвердил, что иногда она приходила домой просто счастливая, когда хозяин клуба хвалил ее за что-либо или же давал ей полсотни, а то и сотню долларов чаевых. Чтобы удостовериться в том, что она на самом деле работала в гольф-клубе Трампа, в «Нью-Йорк таймс» ознакомились со счетами и налоговыми декларациями Моралес, в которых именно этот клуб указывается как работодатель. Она продемонстрировала редакции свой индивидуальный номер налогоплательщика из девяти цифр, присвоенный ей Службой внутренних налогов для иностранцев, который позволяет им декларировать свои налоги, даже не имея разрешения на постоянное проживание в США. При этом само наличие этого номера не означает разрешения на работу.

В «Нью-Йорк таймс» также проверили предоставленные Моралес документы, которые, по ее словам, давали ей разрешение на работу: грин-карта и карточка социального страхования, которые, как она говорит, она купила в Нью-Джерси у какого-то человека, изготавливающего эти фальшивки для иммигрантов. Мы поискали номер карточки социального страхования Моралес в разных базах данных доступных реестров, но нигде не обнаружили его, что, скорее всего, подтверждает ее слова о подделке. Номер же на обратной стороне грин-карты, по которой Моралес зарегистрирована в гольф-клубе, по своей форме не соответствует принятому формату оформления большинства карт на право законного проживания в стране. Так, исходные данные ее документа не совпадают с обычно применяемыми в миграционных центрах по выдаче грин-карт.

При устройстве на работу Диас представила такие же документы. Однако после получения легального разрешения на проживание ей были вручены настоящие карточка социального страхования и грин-карта.

Компания «Трамп организейшн», являющаяся владельцем гольф-клуба, отказалась комментировать ситуацию с Моралес и Диас. «В наших учреждениях работают тысячи сотрудников, и мы строго соблюдаем установленные правила их найма на работу, — сказала Аманда Миллер (Amanda Miller), вице-президент Отдела маркетинга и корпоративных коммуникаций. — Если же кто-либо из наших сотрудников представит нам поддельные документы, он будет немедленно уволен за попытку нарушения закона».

Белый дом отказался от каких бы то ни было комментариев.

То, что Моралес смогла устроиться на работу по поддельным, как она утверждает, документам, не удивительно. Около восьми миллионов нелегальных иммигрантов составляют немалую часть рабочей силы в США. А то, что многие фирмы, особенно в сфере обслуживания, их нанимают на работу, это секрет Полишинеля.

У Трампа богатая история использования труда иммигрантов в своем гольф-клубе и в своих отелях. Несмотря на то, что в 2017 году он подписал жесткий приказ «Покупай сделанное в США, нанимай только граждан США», предусматривающий самые строгие правила допуска иностранцев, его компании наняли на работу сотни иммигрантов по пригласительным визам.

При приеме на работу людей, которые уже находятся в Соединенных Штатах, наниматели должны внимательно изучать удостоверения личности и разрешения на работу, а также их соответствие предлагаемым должностям. Тем не менее, от компаний в большинстве случаев не требуют никаких дополнительных мер по проверке подлинности предоставляемых документов. А поскольку подделать эти бумаги очень просто, в целом ряде штатов становится обязательным применение E-Verify — еще одного дополнительного барьера, позволяющего отследить мигрантов по спискам Администрации социального страхования и Департамента внутренней безопасности.

В федеральном списке нанимателей, использующих E-Verify, находится гольф-клуб Трампа в Северной Каролине, поскольку в этом штате применение подобной системы обязательно, а вот его гольф-клуб в Бедминстере не фигурирует в списке, так как в Нью-Джерси электронная верификация является добровольной инициативой. В ходе своей избирательной кампании Дональд Трамп призывал американцев распространить применение программы электронной верификации на всю территорию страны. Но это и до сих пор не осуществлено.

Трамп торжественно открыл свой очередной гольф-клуб на зажиточной окраине графства Сомерсет (Нью-Джерси) в 2004 году. После того, как он купил участок в 200 гектаров у группы инвесторов в 2002 году, Трамп посадил кленовые деревья на входе и построил два поля для гольфа на восемнадцать лунок каждое. Проект ландшафтного дизайна территории был навеян садами Версальского дворца. Первый взнос на членство в гольф-клубе составляет более ста тысяч долларов.

Всего в клубе работают от сорока до восьмидесяти человек, их число зависит от сезона. В большинстве своем здесь работают люди, родившиеся за границей. Иммигранты ухаживают за зелеными насаждениями, поливают и подстригают их; чистят и поддерживают порядок в полевых домиках и в номерах люкс, окружающих бассейн с подогревом воды.

С момента вступления в должность американский президент приезжал в Бедминстер около семидесяти раз, оставаясь здесь иногда на полный день, иногда на полдня. Здесь у него собственный двухэтажный особняк; его дочь Иванка (Ivanka) и ее муж Джаред Кушнер (Jared Kushner) в 2009 году отпраздновали в клубе свою свадьбу, а теперь здесь у них также есть свой загородный домик.

Работа в Бедминстере, за которую Моралес получает 13 долларов в час, это, по ее словам, лишь одна из нескольких, которые у нее были с момента прибытия в США в 1999 году, когда она после шести недель в пути на автобусе и пешком смогла, наконец, пробраться незамеченной в Калифорнию. Когда Моралес добралась до Лос-Анджелеса, некий знакомый помог ей получить поддельный номер карточки социального страхования и какое-то удостоверение, которое, по его словам, должно было позволить ей устроится на работу. Тогда она перебралась в Нью-Джерси, где и встретилась со своим мужем, который прибыл туда несколькими месяцами раньше.

В начале 2013 года один ее приятель, который работал в гольф-клубе Трампа, сообщил ей, что администрация компании ищет женщину на должность домработницы. Моралес воодушевилась: зарплата на новом месте в 10 долларов в час была, конечно же, лучше, чем уборка комнат в отеле за 8,25. По словам гватемалки во время собеседования женщина-инспектор привела ее к месту работы и попросила показать свое умение выполнять предлагаемую работу. Затем велела приходить на следующий день к шести утра и принести свои документы.

Моралес призналась, что настоящих документов с разрешением на работу у нее нет. «Я сказала ей, что у меня нет легальных бумаг. В ответ она велела мне принести те документы, которыми я пользовалась при устройстве в отель», — вспоминает Моралес. К тому моменту, когда Моралес взяли-таки в клуб, Диас уже работала там с 2010 года, и в ее обязанности входила уборка резиденции Трампа.

Диас говорит, что она стирала и гладила президенту белые подштанники и майки для гольфа, брюки оливкового цвета, а также простыни и полотенца. Все, что принадлежало Трампу, его жене Мелании (Melania) и их сыну Бэррону (Barron) стиралось отдельно в стиральной машине поменьше и с применением специального моющего средства. «Он очень педантичный во всем. И если вдруг приезжал неожиданно, все начинали бегать как сумасшедшие, потому что Трамп учинял настоящие инспекции во всех мелочах», — говорит Диас.

Она вспоминает один очень тревожный для нее момент в 2012 году, когда Трамп подошел к ней и попросил последовать за ним в здание гольф-клуба, старинного особняка тридцатых годов в колониальной стиле. Там он провел пальцем по картинным рамам на стенах и по столам, чтобы проверить, нет ли на них пыли. «Ты хорошо поработала», — сказал ей тогда теперь уже избранный президент и дал купюру в сто долларов. В тот же день, как утверждает Диас, Трамп пришел в бешенство, обнаружив оранжевые пятна на воротнике своей белой майки для игры в гольф. По словам горничной, они остались от применяемого им грима, и она никак не могла их отстирать.

Когда Моралес присоединилась к группе уборщиц в 2013 году, именно Диас стала ее наставницей и показала, что именно она должна делать, убирая в доме Трампа. И в ноябре этого года, когда Диас уволилась, Моралес и еще одна женщина взяли на себя все работы по уборке дома.

Моралес говорит, что никогда не забудет день, когда Трамп подъехал на своей тележке к домику у поля для игры, где она в этот момент мыла стекла больших арочных окон. Увидев, что Моралес, рост которой всего около полутора метров, не может достать до верха окна, он сказал: «Позвольте», взял ее тряпку и провел ей по верхней части стекла.
Трамп спросил у нее ее имя и откуда она родом, вспоминает Моралес. «Я из Гватемалы», — сказала я. Он ответил: «Гватемальцы очень трудолюбивые люди», и вручил ей банкноту в 50 долларов. «И я сказала про себя: «Да благословит его бог». И подумала, что он все-таки очень хороший человек», — говорит Моралес.

Затем, как вспоминает женщина, уже в июне 2015 года, когда Трамп начал свою предвыборную президентскую кампанию, один из менеджеров вызвал ее, чтобы сообщить что она больше не может продолжать работать в его гольф-клубе. Моралес говорит, что тогда нескольким служащим, которые, по ее словам, также не имели документов, сократили режим работы с пяти до трех дней в неделю. «Тогда многие из них запаниковали и ушли сами», — сказала она.

Гватемалка рассказывает, что через два месяца после избрания Трампа президентом, в марте 2017 года, она и еще несколько служащих гольф-клуба получили брошюру с новыми правилами поведения для работников компании. В разделе «Миграционные правила» этого справочника содержался и пункт об обязательном предоставлении нанимаемыми всех справок, предусмотренных федеральным правительством. «Предъявившие же фальсифицированные документы, не будут приняты на работу», — говорилось в руководстве.

В один прекрасный день женщине предложили подписать новое трудовое соглашение. Она не могла понять, зачем это делать, однако Ромеро, ее адвокат, сказал, что, возможно, это необходимо для легализации ее нынешнего положения в фирме, хотя это новое соглашение будет по-прежнему ссылаться на ее старые фальсифицированные документы. А в прошлом году, говорит Моралес, один из менеджеров сказал ей, что она должна получить новые грин-карту и свидетельство социального страхования, потому что со старыми документами возникли проблемы. Она сказала менеджеру, что не знает, как достать новые фальшивые документы.

Тогда менеджер посоветовал ей обратиться к одному из технических специалистов компании, который знает, как это сделать. «Специалист» заявил, что новые бумаги будут стоить 165 долларов, Моралес пожаловалась менеджеру, что у нее нет этих денег. «Не беспокойся, — сказал он мне. Я одолжу», — вспоминает она. Затем тот самый «специалист» подвез ее на своем автомобиле к какому-то дому в Плэйнфилд в Нью-Джерси, и она ожидала его в машине в то время как он встречался с кем-то. Моралес говорит, что она не запомнила ни адреса, ни примет этого здания. На следующий день ей принесли новую карточку социального страхования и грин-карту для замены старой, срок действия которой «истекал». Моралес говорит, что менеджер сделал копии этих документов для архива компании, который находится в офисе администрации клуба.

Когда Трамп, уже будучи президентом, приезжал в гольф-клуб, он выглядел гораздо более воодушевленным. От Моралес иногда по-прежнему требовали убирать в резиденции хозяина, а когда приезжал президент, она должна была носить значок секретной службы, возможно, по ее словам, для того, чтобы идентифицировать ее как местную работницу.

Со временем Моралес и другие служащие гольф-клуба чувствовали себя все более задетыми высказываниями Трампа, унижающими иммигрантов из Мексики и Центральной Америки. Такое поведение президента давало и другим основания к оскорбительным комментариям, говорит Моралес. Так их бригадирша частенько стала отпускать обидные слова в адрес подчиненных ей служащих, критикуя их работу и называя иногда их, по словам Моралес, «тупыми нелегальными мигрантами» с умственными способностями на уровне собаки.

Моралес знает, что будет вынуждена уволиться с работы, когда ее имя и занимаемая ей должность станут публично известны. Она понимает, что может быть даже депортирована, но уверена, что ее наниматели, возможно, даже сам Трамп, с самого начала знали о ее нелегальном статусе. «Я спрашиваю себя: возможно ли, что этот господин думает, что у нас есть настоящие документы? Ведь он знает, что мы даже не говорим по-английски, — говорит Моралес, — Почему же он никогда не спрашивал об этом?»

 

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий